Preview

Креативная хирургия и онкология

Расширенный поиск

Киста яичника в постменопаузе (обзор литературы)

https://doi.org/10.24060/2076-3093-2019-9-2-144-150

Полный текст:

Аннотация

Введение. Киста яичника встречается в 5–17 % случаев среди женщин в постменопаузе. Возможность наблюдения кист яичника в менопаузе никак не регламентирована в настоящее время российскими рекомендациями и требует анализа.

Материалы и методы. В работе проанализированы литературные данные ретроспективных исследований, результатом которых явились выявление исходов кист яичников в менопаузе, опубликованные преимущественно за последние 5 лет.

Результаты. Проанализированные нами ретроспективные и проспективные исследования показали, что риск озлокачествления данного доброкачественного новообразования низкий, в среднем 0,7 %. Результаты крупного проспективного исследования демонстрируют отсутствие необходимости в хирургическом лечении у 80 % пациенток.

Обсуждение. Безусловно, наблюдение за пациентками с данной патологией должно проводиться согласно алгоритму, где четко определены критерии для хирургического лечения и сроки наблюдения. Так, хирургическое лечение должно быть показано при наличии хотя бы одного из признаков кисты в яичнике: симптомная, непростой структуры, более 5 см в диаметре, многокамерная, двусторонняя. Определение СА-125 в сочетании с ультразвуковым исследованием, магнитно-резонансной томографией и компьютерной томографией позволяет вычислить индекс риска малигнизации по соответствующей формуле и определить показания для риска редуцирующей двусторонней аднексэктомии. Наблюдение за пациентками без мутации BRCA1/2 с наличием доброкачественного новообразования яичника предполагает четкий поэтапный контроль со своевременным проведением всех необходимых исследований.

Заключение. Таким образом, можно сделать следующие выводы: риск малигнизации простых кист в постменопаузе низкий (около 0,7 %), наблюдение кист в перименопаузе возможно и должно проводиться строго согласно алгоритму, превентивная двусторонняя аднексэктомия без признаков патологии яичников показана пациенткам лишь при наличии высокого риска (мутации BRCA1/2 или наличие семейного анамнеза).

Для цитирования:


Тайчинова С.Ф., Ганцев Ш.Х., Муллагалина А.З., Акбердина Г.Р. Киста яичника в постменопаузе (обзор литературы). Креативная хирургия и онкология. 2019;9(2):144-150. https://doi.org/10.24060/2076-3093-2019-9-2-144-150

For citation:


Taychinova S.F., Gantsev S.K., Mullagalina A.Z., Akberdina G.R. Ovarian Cysts in Menopausal Women (Literature Review). Creative surgery and oncology. 2019;9(2):144-150. (In Russ.) https://doi.org/10.24060/2076-3093-2019-9-2-144-150

Введение

Киста яичника в перименопаузе — достаточно часто встречающаяся патология. Учитывая ограниченность опубликованных данных и отсутствие установлен­ных программ скрининга на рак яичников во многих странах, точная распространенность неизвестна [1, 2]. Однако, согласно ряду исследований, частота заболева­емости составляет от 5 до 17 % среди женщин в пост­менопаузе [2-5]. Согласно определению, перименопау- за — это период жизни женщины, который начинается в возрасте после 40 лет и включает менопаузальный переход плюс 1 год после наступления менопаузы. Ме­нопаузальный переход включает раннюю и позднюю фазы и проявляет себя отклонениями от привычного ритма менструаций на неделю и более. Поздняя фаза менопаузального перехода обозначается появлением «пропущенных» циклов, т.е. задержкой менструацией примерно до 60 дней [6].

На практике для врачей первичного звена, женских консультаций мониторинг таких пациентов представ­ляет собой сложную задачу. Во-первых, киста яичника в менопаузе носит доброкачественный характер, во- вторых, наблюдение за доброкачественной опухолью в менопаузе чревато возможностью упустить момент развития на этом фоне недоброкачественной патоло­гии яичника и, в-третьих, клинических протоколов, регламентирующих ведение данных пациенток, в Рос­сии не существует. Согласно статистике 62,4 % вновь выявленных случаев рака яичника соответствует III и IV стадии заболевания [7]. Нельзя не учитывать, что сегодня на медицинский персонал возложена от­ветственность не только за самостоятельное опреде­ление безошибочной тактики при данной патологии, но и за недопущение развития рака. Регламент веде­ния пациенток с опухолью яичника описан в россий­ских практических рекомендациях. На сегодняшний день существуют два таких документа: «Практические рекомендации по лекарственному лечению неэпите­лиальных опухолей яичников» и «Практические реко­мендации по лекарственному лечению рака яичников / первичного рака брюшины / рака маточных труб», опу­бликованных в 2016-2017 гг. [8, 9]. Ни в одном из них нет упоминания о тактике ведения пациенток с кистой в перименопаузе, возможностях и сроках наблюдения, четких критериях для хирургического лечения. Таким образом, перед гинекологом, столкнувшимся с данной патологией, встает ряд важных вопросов: 1) можно ли наблюдать кисту яичника в перименопаузе; 2) каков риск малигнизации; 3) существуют ли способы предот­вратить ее; 4) что является критерием и показаниями для превентивного оперативного вмешательства?

Материалы и методы

В работе проанализированы литературные данные ретро­спективных исследований, результатом которых явились выявление исходов кист яичников в менопаузе, опублико­ванные преимущественно за последние 5 лет. Настоящий анализ дает представление об отношении к этой проблеме в медицинских сообществах других стран.

Результаты

Последние ретроспективные исследования исходов на­блюдения пациенток с кистами яичников в постмено­паузе показали, что риск малигнизации кисты яичника в постменопаузе составляет менее 1 %.

Так, в исследование пациенток постменопаузального возраста с одно- или многокамерными кистами яични­ков более 5 см в диаметре по данным ультразвукового скрининга вошли 204 женщины. Средний размер кисты 6,6 см в диаметре (2,7-30 см), 75 % кист размером бо­лее 5 см. Все пациентки в дальнейшем подверглись хи­рургическому лечению. Гистологическое исследование не выявило ни одного случая злокачественного новооб­разования яичника [10].

Совместное испанско-итальянское исследование 2017 года, куда вошли 99 пациенток (средний возраст 58 лет) с четко выявленным по УЗИ бессимптомным чистым солидным компонентом в структуре кисты, констатировало наличие первичного инвазивного рака в двух случаях. Таким образом, риск малигнизации до­брокачественных, содержащих солидный компонент образований придатков у бессимптомных постменопа­узальных женщин расценен как низкий [11].

Другое исследование, демонстрирующее исходы на­блюдения пациенток с кистами в менопаузе, проведе­но в 2012 году в Индии. В нем приводятся финальные результаты мониторинга за 314 пациентками с 378 ки­стами в постменопаузе с 1997 по 2010 г. Из них: 46 % — спонтанно инволюционировали, 44 % — персистиро- вали без изменений, 8 % — превратились в сложные кисты, 1 % — значительно увеличили свой размер. Имел место 1 случай серозной папиллярной аденокар­циномы спустя 3 года после последнего исследования УЗИ. Можно полагать, что простые кисты яичников в постменопаузе могут наблюдаться консервативно, так как риск их малигнизации низкий [12].

Следующая фундаментальная работа анализа данных 1148 пациенток с однокамерными кистами по данным TV-УЗИ с 1999 по 2007 г. выполнена в США. 100 % па­циенток перенесли хирургическое вмешательство в те­чение 120 суток после ультразвукового исследования. Патоморфологическое исследование показало наличие в 11 случаях (0,96 %) злокачественного новообразова­ния яичников. В 7 случаях из 11 — папиллярный ком­понент в кисте во время операции был выявлен макро­скопически [13].

Одно из самых фундаментальных международных ис­следований по изучению исходов наблюдения кист яич­ников выполнено при участии гинекологических отде­лений 26 акушерско-гинекологических клиник Бельгии, Великобритании, Швеции, Италии, Греции, Португа­лии, Польши, Испании, Соединенных Штатов Америки и Нидерландов. В исследование вошли 3144 пациентки в возрасте 18 лет и старше (средний возраст 48 лет). Из них после исключения уже прооперированных па­циентов и пациентов без данных обследования были включены 82 % (2587 пациенток). Среди них 1919 жен­щин (74 %) имели вновь выявленную кисту яичника. Этих пациенток впоследствии наблюдали 27 месяцев.

Результаты наблюдения показали, что самостоятель­ная инволюция кист наблюдалась в 20,2 % случаев. Хи­рургическому лечению подверглись 16 % пациенток, при этом инвазивный злокачественный рост новооб­разования был выявлен в 0,4 %. В 0,3 % случаев вы­явлена пограничная опухоль яичника. Хирургическое лечение по экстренным показаниям также имело место быть: в 0,4 % случаев констатирован перекрут опухоли яичника и в 0,2 % разрыв кисты. Итог анализа демон­стрирует, что в 80 % случаев киста не нуждалась в хи­рургическом лечении. Промежуточные выводы работы говорят о низком риске развития злокачественных но­вообразований и острых осложнений в случае нали­чия доброкачественных новообразований яичников, подтвержденных ультразвуковыми данными. Кроме того, авторы считают, что проведение хирургического лечения при кисте яичника с рискредуцирующей целью способствует увеличению риска интра- и послеопера­ционных осложнений, таких как, например, перфора­ция кишечника [14].

Существуют клинические рекомендации «Менеджмент кист яичника у постменопаузальных женщин» Британ­ской коллегии акушеров и гинекологов, в которой опу­бликован четкий алгоритм ведения пациенток с кистой яичника в постменопаузе [15].

 

Рисунок 1. Клинический алгоритм для выявления риска малигнизации кист яичников у постмено­паузальных женщин

Figure 1. Postmenopausal patients ovarian cyst malignant transformation risk calculation algorithm

 

 

Рисунок 2. Алгоритм ведения постменопаузальных женщин с кистами яичников при низком риске малигнизации

Figure 2. Follow up algorithm for postmenopausal patients with low risk of malignant transformation

 

Данный алгоритм основан на определении индекса ри­ска малигнизации (ИРМ), осуществляемого по предло­женной формуле с учетом ультразвуковых признаков образований периода пре- или постменопаузы и кон­центрации основного онкомаркера CА-125. Алгоритм прост в применении и детально определяет тактику врача (рис. 1). Например, при ИРМ ниже 200, но нали­чии одного из нижеперечисленных признаков образо­ваний в яичнике: симптомная, непростой структуры, более 5 см, многокамерная, двусторонняя — показана двусторонняя аднексэктомия (рис. 2). Действительно, данный объем оперативного вмешательства счита­ется операцией выбора, или так называемой «риск- редуцирующей операцией» для предотвращения разви­тия рака яичника в дальнейшем.

В иностранной литературе есть множество научных работ, анализирующих показания и результаты данной операции. Одна из таких статей носит название: «Дву­сторонняя аднексэктомия: преимущества и недостат­ки — выбор кандидатов, отслеживание результатов» [16]. В данном обзоре приведены сведения, доказыва­ющие, что профилактическое проведение двусторон­ней аднексэктомии целесообразно лишь для женщин с высоким риском рака молочной железы и яичников по причине генных мутаций (BRCA 1 и BRCA 2) и спо­собно снизить риск развития рака яичника на 80 % у данной группы пациенток.

Становится очевидным, что для определения паци­ентки высокой группы риска необходимы два условия:

  • определение генных мутаций BRCA 1 и BRCA 2;
  • выявление отягощенного семейного анамнеза рака молочной железы и яичников даже без генетических дефектов. И какова тактика в данной ситуации, абсо­лютно ясно. Однако, как показывает практика, боль­шинство пациенток с кистой яичника в постменопа­узе не относятся к группе высокого риска. Алгоритм пациенток с низким риском малигнизации как раз определен в Британских рекомендациях. Кроме того, данный алгоритм демонстрирует возможность высоко­го риска малигнизации по ИРМ и низкой вероятности рака яичников при этом (даже при индексе выше 200) и в этом случае определяет необходимость проведения лапаротомии, гистрэктомии с двусторонней аднек- сэктомией, резекцией большого сальника и проведе­нием цитологического исследования перитонеальной жидкости (рис. 3). Таким образом, вышеприведенные ретроспективные исследования и данный алгоритм показывают, что пациенток с кистой яичника можно наблюдать, так как результаты говорят о достаточно низком (около 1 %) риске малигнизации.

Следующим важным вопросом для практикующе­го гинеколога является выбор правильного объема операции в случае, если принято решение о наличии показаний для этого. И в данной ситуации вновь воз­никают важные вопросы, требующие аргументиро­ванных доводов: 1) целесообразна ли превентивная аднексэктомия при наличии показаний для гистерэк­томии (миома матки, аденомиоз); 2) каковы истинные отдаленные результаты превентивной аднексэктомии; 3) возможно ли развитие рака яичника после превен­тивной аднексэктомии; 4) насколько оправдано рас­ширение объема операции до превентивной гистрэктомии при наличии доброкачественной патологии яичника в перименопаузе?

Проведено достаточно исследований, описывающих возможность морфологического развития высоко­дифференцированной серозной карциномы яичника из фаллопиевых труб, с высоким уровнем доказатель­ности [17-20]. В связи с этим многие специалисты признают двустороннее удаление маточных труб при гистрэктомии оправданной.

 

Рисунок 3. Алгоритм ведения постменопаузальных женщин с кистами яичников при высоком риске малигнизации

Figure 3. Follow up algorithm for postmenopausal patients with high risk of malignant transformation

 

Оценка же риска профилактического удаления яич­ников и его исходы исследованы достаточно. В ряде обзорных статей имеются свидетельства того, что, не­смотря на профилактику развития рака яичника, дву­сторонняя овариэктомия подвергает опасности здоро­вье женщин, увеличивая частоту смертности в целом, а в частности от сердечно-сосудистых заболеваний, инсультов, рака легких, увеличивает риск когнитивных расстройств, остеопороза и перелома костей, психиа­трических симптомов, паркинсонизма [21, 22]. Фундаментальное американское исследование женщин старше 40 лет установило наличие связи между прове­денным им двусторонним удалением яичников, увели­чением массы тела и повышением случаев смертности у данной группы пациенток. Причем увеличение индек­са массы тела ученые связывают с развитием после опе­рации инсулинрезистентности, что в конечном счете приводит к развитию сердечно-сосудистой патологии с неблагоприятными исходами [23].

Также представляют научный интерес данные масштаб­ного исследования, проведенного в 18 крупных меди­цинских онкологических центрах США: в исследование вошли 1083 пациентки, перенесшие риск редуцирую­щую двустороннюю аднексэктомию без гистерэктомии, средний возраст которых составил 45,6 года. Среди них выявлено 8 случаев рака тела матки. Обнаружено 5 слу­чаев рака аденокарциномы эндометрия спустя 7-12 лет после двусторонней аднексэктомии. Констатировано от­сутствие статистического увеличения риска рака эндоме­трия по сравнению с частотой в общей популяции [24].

Обсуждение

Тактика ведения пациенток с кистой яичника в менопа­узе представляет большой интерес для практикующего гинеколога и должна быть основана на подтвержден­ных научных данных. Так, проанализированные нами ретроспективные и проспективные исследования пока­зали, что риск малигнизации данного доброкачествен­ного новообразования низкий, в целом от 0,26 до 2,02 % (в среднем 0,7 %) [10-14]. Результаты крупного проспек­тивного исследования демонстрируют отсутствие необ­ходимости в хирургическом лечении у 80 % пациенток, однако оно по-прежнему продолжает выполняться. Безусловно, наблюдение за пациентками с данной па­тологией должно проводиться согласно алгоритму, где четко определены критерии для хирургического ле­чения и сроки наблюдения. В алгоритме Британской коллегии акушеров-гинекологов такие критерии описа­ны. Так, хирургическое лечение должно быть показано при наличии хотя бы одного из нижеперечисленных признаков образований в яичнике: симптомная киста яичника, непростой структуры, более 5 см в диаметре, многокамерная киста яичника, двусторонняя киста яичника. Определение СА-125 в сочетании с ультразву­ковым исследованием, магнитно-резонансной томогра­фией и компьютерной томографией позволяет вычис­лить индекс риска малигнизации по соответствующей формуле и определиться с дальнейшей тактикой в каж­дом конкретном случае [15]. Тем не менее, согласно ана­лизу, риск редуцирующая двусторонняя аднексэктомия приводит к другим последствиям, связанным с недо­статочностью эстрогенов, что значительно снижает качество жизни и повышает риск общей смертности, риск развития когнитивных расстройств, остеопороза, что нельзя не учитывать при оценке наличия пока­заний к оперативному лечению при кисте в менопаузе [22]. Нет сомнений в том, что при наличии семейного анамнеза и мутации BRCA 1 и BRCA 2 рискредуцирующая двусторонняя аднексэктомия снижает риск рака яичников на 80 %, однако наблюдение за па­циентками без данной мутации с наличием доброка­чественного новообразования яичника предполагает четкий поэтапный контроль со своевременным прове­дением всех необходимых исследований.

Заключение

Итак, в результате анализа фундаментальных исследо­ваний, которые проливают свет на вопросы тактики ведения пациенток с кистами в перименопаузе, можно сделать следующие выводы:

  1. Риск малигнизации простых кист в постменопаузе в обычной популяции низкий (около 1 %), при нали­чии мутации BRCA1 и BRCA2 — высокий (суммарно до 73 %).
  2. Наблюдение кист в перименопаузе возможно и долж­но проводиться строго согласно алгоритму.
  3. Вероятность развития эпителиального рака яични­ков из эпителия маточных труб имеет высокий уровень доказательности — соответственно при проведении ги- стрэктомии удаление маточных труб имеет смысл.
  4. Превентивная двусторонняя аднексэктомия без при­знаков патологии яичников показана пациенткам лишь при наличии высокого риска (мутации BRCA1/2 или на­личие семейного анамнеза).
  5. Последствия превентивной двусторонней аднексэктомии оценены и доказаны — возрастает риск смертно­сти от сердечно-сосудистых заболеваний, других форм рака через механизм инсулинрезистентности и наруше­ние жирового обмена.
  6. Проведение гистрэктомии при двусторонней аднексэктомии с целью предупреждения рака эндоме­трия преимуществ не имеет и нецелесообразно. Несмотря на то что данные выводы сделаны на осно­вании иностранных источников и применение этих знаний, возможно, не совсем оправдано в рамках российского законодательства, существует надежда, что в ближайшее время появятся новые алгоритмы ве­дения пациенток с различной гинекологической патоло­гией (такой, например, как киста яичника в менопаузе) с четким обоснованием тактики ведения и критериями для хирургического лечения в помощь практикующему гинекологу.

Об авторах

С. Ф. Тайчинова
Клинический госпиталь «Мать и Дитя»
Россия

Тайчинова Синара Фаритовна — к.м.н., зав. гинекологическим отделением

тел: +7 9177563681 



Ш. Х. Ганцев
Башкирский государственный медицинский университет
Россия

Ганцев Шамиль Ханафиевич — д.м.н., профессор, директор НИИ онкологии



А. З. Муллагалина
Клинический госпиталь «Мать и Дитя»
Россия

Муллагалина Аида Зиннуровна — к.м.н., врач-ординатор — акушер-гинеколог гинекологического отделения

тел.: +7 9177520953



Г. Р. Акбердина
Клинический госпиталь «Мать и Дитя»
Россия

Акбердина Гульнара Радиковна — клинический ординатор гинекологического отделения

тел.: +7 9625411745



Список литературы

1. Hartge P., Hayes R., Reding D., Sherman M.E., Prorok P., Schiffman M., et al. Complex ovarian cysts in postmenopausal women are not associated with ovarian cancer risk factors: preliminary data from the prostate, lung, colon, and ovarian cancer screening trial. Am J Obstet Gynecol. 2000;183(5):1232–37. PMID: 11084571

2. Dorum A., Blom G.P., Ekerhovd E., Granberg S. Prevalence and histologic diagnosis of adnexal cysts in postmenopausal women: an autopsy study. Am J Obstet Gynecol. 2005;192(1):48–54. DOI: 10.1016/j. ajog.2004.07.038

3. Greenlee R.T., Kessel B., Williams C.R., Riley T.L., Ragard L.R., Hartge P., et al. Prevalence, incidence, and natural history of simple ovarian cysts among women >55 years old in a large cancer screening trial. Am J Obstet Gynecol. 2010;202(4):373, e1–9. DOI: 10.1016/j. ajog.2009.11.029

4. Zalud I., Busse R., Kurjak B.F. Asymptomatic simple ovarian cyst in postmenopausal women: syndrome of ‘visible ovary’. Donald School J Ultrasound Obstet Gynecol. 2013;7(2):182–86. DOI: 10.5005/jpjournals-10009-1282

5. Healy D.L., Bell R., Robertson D.M., Jobling T., Oehler M.K., Edwards A., et al. Ovarian status in healthy postmenopausal women. Menopause. 2008;15(6):1109–14. DOI: 10.1097/ gme.0b013e31816ddb6f

6. Кузнецова И.В. Аномальные маточные кровотечения у женщин в перименопаузе. М.: ГЭОТАР-Медиа; 2016. Режим доступа: http://www.rosmedlib.ru/book/07-MOD-1993.html

7. Аксель Е.М. Статистика злокачественных новообразований женской половой сферы. Онкогинекология. 2012;(1):18–23.

8. Хохлова С.В., Давыдова И.Ю., Новикова Е.Г., Телетаева Г.М., Трякин А.А., Урманчеева А.Ф. Практические рекомендации по лекарственному лечению неэпителиальных опухолей яичников. В кн. Практические рекомендации RUSSCO 2016. М.; 2016. С. 135–46. DOI: 10.18027/2224-5057-2016-4s2-135-146

9. Тюляндин С.А., Деньгина Н.В., Коломиец Л.А., Морхов К.Ю., Нечушкина В.М., Покатаев И.А. и др. Практические рекомендации по лекарственному лечению рака яичников / первичного рака брюшины / рака маточных труб. В кн. Практические рекомендации RUSSCO 2017. М.; 2017. С. 135–45. DOI: 10.18027 / 2224-5057- 2017-7-3s2-135-145

10. Guraslan H., Dogan K. Management of unilocular or multilocular cysts more than 5 centimeters in postmenopausal women. Eur J Obstet Gynecol Reprod Biol. 2016;203:40–3. DOI: 10.1016/j.ejogrb.2016.05.028

11. Alcazar J.L., Pascual M.A., Marquez R., Ajossa S., Juez L., Graupera B., et al. Malignancy risk of sonographically benign appearing purely solid adnexal masses in asymptomatic postmenopausal women. Menopause. 2017;24(6):613–16. DOI: 10.1097/GME.0000000000000814

12. Sarkar M., Wolf M.G. Simple ovarian cysts in postmenopausal women: scope of conservative management. Eur J Obstet Gynecol Reprod Biol. 2012;162(1):75–8. DOI: 10.1016/j.ejogrb.2011.12.034

13. Valentin L., Ameye L., Franchi D., Guerriero S., Jurkovic D., Savelli L., et al. Risk of malignancy in unilocular cysts: a study of 1148 adnexal masses classified as unilocular cysts at transvaginal ultrasound and review of the literature. Ultrasound Obstet Gynecol. 2013;41(1):80–9. DOI: 10.1002/uog.12308

14. Froyman W., Landolfo C., De Cock B., Wynants L., Sladkevicius P., Testa A.C., et al. Risk of complications in patients with conservatively managed ovarian tumours (IOTA5): a 2-year interim analysis of a multicentre, prospective, cohort study. Lancet Oncol. 2019;20(3):448–58. DOI: 10.1016/S1470-2045(18)30837-4

15. The management of ovarian cysts in postmenopausal women: Greentop Guideline No. 34 [Internet]. London; RCOG: 2016. Available from: https://www.rcog.org.uk/globalassets/documents/guidelines/greentop-guidelines/gtg_34.pdf

16. Parker W.H. Bilateral oophorectomy: Solving the risk/benefit equation — Choosing candidates, monitoring outcomes Prophylactic bilateral oophorectomy at the time of hysterectomy confers long-term benefits for many women. Contemporary OB/GYN. 2011 July;56:[about 2 p.]. Available from: https://www.contemporaryobgyn.net/modernmedicine-now/bilateral-oophorectomy-solving-riskbenefit-equation-- choosing-candidates-monitoring-outcomes

17. Tellawi R.A., Morozov V.V. Prophylactic salpingectomy: The future of ovarian cancer prevention. Contemporary OB/GYN. 2014 March;59:[about 3 p.]. Available from: https://www. contemporaryobgyn.net/gynecology/prophylactic-salpingectomyfuture-ovarian-cancer-prevention

18. Committee Opinion No.620: Salpingectomy for ovarian cancer prevention. Obstet Gynecol. 2015;125:279–81. DOI: 10.1097/01. AOG.0000459871.88564.09

19. Foulkes W.D. Preventing ovarian cancer by salpingectomy. Curr Oncol. 2013; 20(3):139–42. DOI:10.3747/co.20.1613

20. Hanley G.E., McAlpine J.N., Kwon J.S., Mitchell G. Opportunistic salpingectomy for ovarian cancer prevention. Gynecol Oncol Res Pract. 2015;2:5. DOI: 10.1186/s40661-015-0014-1

21. Hickey M., Ambekar M., Hammond I. Should the ovaries be removed or retained at the time of hysterectomy for benign disease? Hum Reprod Update. 2010;16(2):13141. DOI: 10.1093/humupd/dmp037

22. Shuster L.T., Grossardt B.R., Gostout B.S., Rocca W.A. Prophylactic bilateral oophorectomy jeopardizes long-term health. Sex Reprod Menopause. 2010;8(4):51–8.

23. McCarthy A.M., Menke A., Ouyang P., Visvanathan K. Bilateral oophorectomy, body mass index, and mortality in U.S. women aged 40 years and older. Cancer Prev Res. 2012;5(6):847–54. DOI: 10.1158/19406207

24. Shu C.A., Pike M.C., Jotwani A.R., Friebel T.M., Soslow R.A., Levine D.A., et al. Uterine cancer after risk-reducing salpingo-oophorectomy without hysterectomy in women with BRCA mutations. JAMA Oncol. 2016;2(11):1434–40. DOI: 10.1001/jamaoncol.2016.1820


Для цитирования:


Тайчинова С.Ф., Ганцев Ш.Х., Муллагалина А.З., Акбердина Г.Р. Киста яичника в постменопаузе (обзор литературы). Креативная хирургия и онкология. 2019;9(2):144-150. https://doi.org/10.24060/2076-3093-2019-9-2-144-150

For citation:


Taychinova S.F., Gantsev S.K., Mullagalina A.Z., Akberdina G.R. Ovarian Cysts in Menopausal Women (Literature Review). Creative surgery and oncology. 2019;9(2):144-150. (In Russ.) https://doi.org/10.24060/2076-3093-2019-9-2-144-150

Просмотров: 20


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 2076-3093 (Print)
ISSN 2307-0501 (Online)