Preview

Креативная хирургия и онкология

Расширенный поиск

Инфицированные псевдокисты поджелудочной железы: хирургическое лечение

https://doi.org/10.24060/2076-3093-2019-9-1-18-25

Полный текст:

Аннотация

Введение. Частота псевдокист (ПК) поджелудочной железы (ПЖ) составляет 0,5–1 случай на 100 000 взрослого населения в год. В общей структуре заболеваемости поджелудочной железы они составляют 1,6–4,5 %. Индивидуализация и разработка лечебной программы с применением мини-инвазивных методик с целью обеспечения больного длительным лечебным эффектом с минимальной хирургической травмой является актуальной проблемой современной хирургии.

Материалы и методы. Проведен ретроспективный анализ оперативных вмешательств у 101 пациента с инфицированными ПК ПЖ, получавших лечение в хирургических отделениях Коммунального учреждения здравоохранения «Областная клиническая больница — Центр экстренной медицины и медицины катастроф» (г. Харьков, Украина) и отделении хирургии поджелудочной железы и реконструктивной хирургии желчевыводящих протоков Национального института хирургии и трансплантологии им. А.А. Шалимова АМН Украины (г. Киев, Украина) в период с 2000 по2015 г. Из них мужчин — 74 (73,3 %), женщин — 27 (26,7 %), в возрасте от 21 до 79 лет, в среднем 43,3 ± 1,2 года.

Результаты. Больным с инфицированными ПК ПЖ первого типа при развитии полиорганной недостаточности, чрескожное дренирование выполнялось с целью «выжидательной» тактики, для облегчения общего состояния больного и течения сепсиса. Больным с инфицированными ПК ПЖ второго и третьего типов в 80 % случаев чрескожные пункции были окончательным этапом в их лечении. Выполнение радикальных оперативных вмешательств зависело от тяжести состояния пациентов, распространенности панкреонекроза или хронического панкреатита (ХП), локализации ПК, состояния протоковой системы, а также наличия осложнений со стороны смежных органов.

Заключение. При лечении больных инфицированными ПК ПЖ необходимо применять индивидуализированную лечебную тактику, которая базируется на современных мини-инвазивных методах лечения. При лечении инфицированных ПК ПЖ мини-инвазивные и традиционные «открытые» вмешательства необходимо расценивать как взаимодополняющие, с широким диапазоном диагностических и лечебных возможностей.

Для цитирования:


Криворучко И.А., Гончарова Н.Н. Инфицированные псевдокисты поджелудочной железы: хирургическое лечение. Креативная хирургия и онкология. 2019;9(1):18-25. https://doi.org/10.24060/2076-3093-2019-9-1-18-25

For citation:


Kryvoruchko I.A., Goncharova N.N. Infected Pancreatic Pseudocysts: Surgical Treatment. Creative surgery and oncology. 2019;9(1):18-25. (In Russ.) https://doi.org/10.24060/2076-3093-2019-9-1-18-25

Введение

В последние два десятилетия все больший интерес для исследований представляет проблема хирургиче­ского лечения псевдокист (ПК) поджелудочной желе­зы (ПЖ), которая напрямую связана со значительным увеличением количества больных с этой патологией [1, 2], а также носит социально-экономический аспект, так как пациентами являются преимущественно люди трудоспособного возраста [3]. Заболеваемость ПК ПЖ составляет 0,5-1 случай на 100 000 взрослого населения в год. В общей структуре заболеваемости ПК составля­ют 1,6-4,5%.

Способность к самопроизвольной резолюции ПК за­ставляет многих хирургов прибегать к «выжидатель­ной» тактике в лечении ПК. Так, ранее считалось, что ПК с плотной капсулой, просуществовавшие более 6 недель, не способны к спонтанной резолюции и в свя­зи с высоким риском осложнений должны быть дрени­рованы вне зависимости от клинической картины [4]. Однако некоторые авторы указывают на то, что многие хронические ПК диаметром 4 см и менее, имеющие по­стоянное соустье с протоковой системой ПЖ, могут спонтанно разрешаться в сроки до 12 месяцев с момен­та своего возникновения. Именно в эти сроки и возни­кают опасные для жизни осложнения: нагноения ПК, перфорации, разрывы ПК, кровотечения из аррозив- ных сосудов, компрессии органов желудочно-кишечно­го тракта (ЖКТ), механические желтухи, образование панкреатических свищей, которые зачастую приводят к летальным исходам, составляя в структуре общей ле­тальности 14 %, а при таких осложнениях, как сепсис, кровотечение, перфорация в брюшную полость, дости­гают 40-60 % [5, 6].

Хирургическое лечение ПК ПЖ в большинстве случа­ев предполагает выполнение наружного или внутрен­него дренирования, способы осуществления которых в основном зависят от предпочтений и навыков хи­рургов, а также от технического оснащения клиники [7-9]. В настоящее время преимуществом в лечении ПК ПЖ является широкое внедрение и использование мини-инвазивных методов (ультразвуковых и эндо­скопических), которые позволяют отложить «откры­тое» оперативное вмешательство, а в большинстве случаев являются окончательным способом лечения ПК [10-14]. Применение «открытых» методик опера­ций приводит к длительному пребыванию больных в стационаре, к развитию ряда послеоперационных осложнений, неудовлетворительному качеству жизни в позднем послеоперационном периоде, длительной реабилитации таких пациентов, что в современных ус­ловиях является экономически невыгодным. Поэтому лапаротомия становится операцией «выбора», приме­нение которой должно быть обусловлено рядом пока­заний [15-19]. Индивидуализация и разработка ле­чебной программы с применением мини-инвазивных методик с целью обеспечения больного длительным лечебным эффектом с минимальной хирургической травмой является актуальной проблемой современ­ной хирургии.

Цель работы: оптимизация методов хирургического лечения больных с инфицированными ПК ПЖ с пре­имущественным использованием мини-инвазивных методов лечения с целью обеспечения больного дли­тельным лечебным эффектом с минимальной операци­онной травмой.

Материалы и методы

Проанализированы результаты оперативных вмеша­тельств у 101 больного с инфицированными ПК ПЖ, которые находились на лечении в хирургических от­делениях Коммунального учреждения здравоохране­ния «Областная клиническая больница — Центр экс­тренной медицины и медицины катастроф», г. Харьков, Украина, и отделе хирургии поджелудочной железы и реконструктивной хирургии желчевыводящих прото­ков Национального института хирургии и трансплан­тологии им. А.А. Шалимова АМН Украины, г. Киев, за период с 2000 по 2015 г. Из них мужчин — 74 (73,3 %), женщин — 27 (26,7 %), в возрасте от 21 до 79 лет, в сред­нем 43,3 ± 1,2 года.

Всем пациентам выполняли общеклинические методы исследования крови и мочи, биохимические исследова­ния крови, также использовали инструментальные ме­тоды: ультразвуковое исследование (УЗИ), спиральную компьютерную томографию (СКТ) (с/без контрастиро­вания), эндоскопическую фиброгастродуоденоскопию (ЭФГДС), эндоскопическую ретроградную холангиопанкреатографию (ЭРХПГ), магнитно-резонансную томографию (МРТ), ультразвуковую эндосонографию, морфологические методы исследования (бактериоло­гические, цитологические, гистологические, гистохи­мические и иммуногистохимические).

Все ПК ПЖ были распределены согласно этиопатогенетической классификации, предложенной A. D’Egidio и M. Schein. К ПК первого типа относили постнекротические кисты, которые возникали после эпизода острого панкреатита (ОП). К ПК второго типа отно­сили постнекротические кисты, которые развивались после эпизодов обострений хронического панкреа­тита (ХП). ПК третьего типа являлись ретенционны- ми кистами, возникшими на фоне ХП как следствие стриктур протоков ПЖ.

При выборе способа оперативного вмешательства об­ращали внимание на пол, возраст пациента, время с мо­мента последнего приступа ОП, локализацию ПК, ос­ложнения со стороны других органов и систем, а также для больных с ПК первого типа — проводили оценку состояния больного по шкале APACHE II и оценку сте­пени дисфункции органа SOFA (Sequential Organ Failure Assessmen). Так, при SOFA до 3 дисфункции органа не отмечалось. При SOFA от 3 до 8 (прогнозированная летальность — 22,5 %) дисфункцию органа считали умеренной, тогда как при показателях SOFA 8 или боль­ше дисфункцию органа считали тяжелой. Статистическая обработка данных проводилась с ис­пользованием статистического программного пакета StatSoft Statistica 6.0. Все сравнения проводились при вы­бранной доверительной вероятности 95 %, следователь­но, при вычисленном уровне значимости р < 0,05 раз­личие между группами признавалось значимым.

Результаты и обсуждение

Диагноз ОП устанавливали на основании особенностей клинического течения (боли в верхних отделах живота, левом подреберье, которые периодически усиливались после употребления пищи; наличие диспепсических яв­лений — тошноты, рвоты; изменения биохимических показателей — гиперамилаземия), по шкале Ranson 33 или по шкале APACHE II 38. Диагноз ПК первого типа устанавливали на основании дополнительных методов обследования, в том числе УЗИ и СКТ, при наличии жидкостного скопления в паренхиме ПЖ, окруженного хорошо отграниченной стенкой, связанной с панкреа­тическим паренхиматозным некрозом, существующим не менее чем 4 недели от провоцирующего эпизода ОП. Псевдокисты первого типа отмечались у 34 (33,7 %) больных.

Диагноз ХП устанавливали на основании следующих синдромов: наличие болей в верхних или средних от­делах живота, рецидивирующего или постоянного ха­рактера, иррадиирущих в спину, иногда принимающих опоясывающий характер; наличие клинических прояв­лений внешнесекреторной недостаточности ПЖ: сниже­ние массы тела, нарушения стула, признаки стеатореи, креатореи; наличие клинических проявлений внутрисе­креторной недостаточности — сахарный диабет, реже — гипогликемический синдром; наличие синдрома били­арной гипертензии с его клиническими проявлениями (печеночная колика, зуд, желтуха, ахолия, симптом Кур- вуазье), а также с характерной лабораторной картиной; нарушение проходимости двенадцатиперстной кишки (ДПК); сегментарная портальная гипертензия с ее кли­ническими проявлениями (асцит, гепатомегалия, гипер- спленизм); симптомы поражения ЦНС.

Диагноз ПК второго и третьего типа устанавливали на основании дополнительных методов обследования, в том числе УЗИ и СКТ. При трансабдоминальном УЗИ ПК ПЖ представляли собой округлое полое образо­вание с гладкой четкой стенкой и дистальным акусти­ческим усилением, с наличием эхогенных секвестров в полости при постнекротических ПК. На СКТ ПК представляли собой гиподенсное округлое жидкостное образование с хорошо выраженной плотной стенкой, которое прилежит к ПЖ или располагается в ее па­ренхиме. СКТ предоставляло подробную информацию об анатомических соотношениях кистозного образова­ния с окружающими органами и сосудами, а также о со­путствующих патологических изменениях: расширении и кальцификации основного панкреатического прото­ка, расширении общего желчного протока, наличии ар­териальных псевдоаневризм, прилежащих к стенке ПК. К ПК второго типа относились постнекротические ки­сты, которые развивались после эпизодов обострений ХП, с момента возникновения которых прошло более 6 недель, что знаменовалось формированием плотной стенки кисты. ПК второго типа отмечались у 32 (31,7 %) больных. ПК третьего типа являлись ретенционными кистами, возникшими на фоне ХП как следствие стрик­тур протоков ПЖ (35 (34,6 %) больных).

Эхоструктура ПК становилась более комплексной при нагноении ее содержимого, а также при кровотече­нии в полость кисты. Наличие инфицирования ПК ПЖ также подтверждалось бактериологическим исследова­нием культуры, которую брали во время хирургическо­го вмешательства или при чрескожном дренировании при пункции кисты под контролем УЗИ.

Течение инфицированных ПК ПЖ первого типа ос­ложнялось у 2 пациентов кровотечением в полость ПК, у 1 пациента — перфорацией ПК в желудок с обра­зованием свищевого хода, у 1 больного — разрывом ПК с развитием общего перитонита, у 4 пациентов — острым гнойным перитонитом. Течение инфицирован­ных ПК второго типа осложнялось у 5 больных вирсун- голитиазом, у 2 пациентов — кровотечением в полость ПК, у 3 больных — компрессией органов ЖКТ (желудка и/или ДПК), у 2 больных — механической желтухой, у 1 пациента — разрывом ПК с развитием общего пе­ритонита. Течение инфицированных ПК третьего типа осложнялось у 4 больных — механической желтухой, у 3 пациентов — компрессией желудка и/или ДПК.

Для лечения больных с ПК первого типа нами был предложен следующий алгоритм. У больных с дис­функцией органа (SOFA > 8) с целью выжидательной тактики выполняли чрескожное или эндоскопическое дренирование ПК ПЖ. Этот подход был разработан для «управления» сепсисом или улучшения общего состояния пациента, необходимого для дальнейше­го использования «открытых» вмешательств на ПЖ. Больным с ПК ПЖ без полиорганной недостаточно­сти или с умеренной дисфункцией органа (SOFA от 3 до 8), а также пациентам, которые могли перенести хи­рургические риски, выполняли лапаротомию с хирур­гической обработкой полости кисты, а в дальнейшем, при сформировании стенок — формирование цисто- энтероанастомозов. Больным с ПК с тонкими стенками выполняли наружное дренирование их полостей с до­полнительной тампонадой большим сальником. Так, 16 пациентам с инфицированными ПК ПЖ выполняли их пункции под контролем УЗИ, из них 3 пациентам, при неэффективности пункций, выполняли наружное дренирование под контролем УЗИ с установкой дрена­жа в их полость по типу pig tail.

У 7 пациентов с ограниченным панкреонекрозом и на­личием инфицированной ПК ПЖ операция включала наружное дренирование ПК с последующим ушивани­ем брюшной полости, в том числе у 2 больных дрениро­вание сопровождалось тампонадой полости ПК боль­шим сальником по методике клиники (Патент Украины на полезную модель № 95264 от 10.12.2014 «Способ хирургического лечения псевдокист поджелудочной железы, осложненных нагноением»). Методика выпол­нялась при инфицированных ПК с тонкими стенками, с вероятностью несостоятельности цистодигестивного анастомоза (рис. 1, 2, 3).

При наличии у больного ПК ПЖ при подозрении ее инфицирования предварительно выполняли пункцию под контролем УЗИ. При этом определяли характер жидкости, уровень амилазы и вид возбудителя. Наблю­дали за общим состоянием больного и после его стаби­лизации выполняли верхнесрединную лапаротомию. После ревизии органов брюшной полости мобилизиро- вали ДПК по Кохеру, раскрывали сальниковую сумку. Полость ПК пунктировали, рассекали вдоль иглы, про­водили ее санацию и экспресс-биопсию участка кисты. При отсутствии признаков злокачественного новообра­зования прядь большого сальника заводили в полость ПК с ее тампонадой. Дополнительно в полость ПК под­водили дренаж в виде U-образной дренажной трубки и над ним — резиновую перчатку, а рассеченные стен­ки ПК подшивали к париетальной брюшине. Трубку и перчатку выводили через отдельную контрапертуру и фиксировали к коже, брюшную полость ушивали на­глухо. Перчатку убирали на 4-е сутки, а трубку — после момента прекращения поступления по ней выделений. При этом повышение эффективности хирургического лечения ПК первого типа достигалось за счет биоло­гической облитерации полости ПК прядью большого сальника, что, в свою очередь, снижало вероятность возникновения аррозивного кровотечения, абсцедиро- вания или панкреатического свища.

 

Рисунок 1. Инфицированная псевдокиста головки ПЖ

Figure 1. Infected pseudocyst in pancreatic head

 

 

Рисунок 2. «Выкроенная» прядь большого сальника

Figure 2. “Exsected" flap of greater omentum

У 10 больных с острым тотальным панкреонекрозом и инфицированной ПК ПЖ выполнены лапаротомии с последующими панкреатонекрсеквестрэктомиями и наружными дренированиями ПК и брюшной поло­сти. У 5 из них операция завершена формированием оментобурсостомы (рис. 4, 5).

У 1 пациента с острым инфицированным (распростра­ненным) панкреонекрозом, инфицированной ПК ПЖ, осложненной кровотечением в полость кисты, рас­пространенным серозно-фибринозным перитонитом, абдоминальным сепсисом выполнена некрсеквестрэк- томия с формированием оментобурсостомы с приме­нением VAC — методики при помощи набора повязок NPWT Dressing Kit, Англия (рис. 6, 7, 8).

 

Рисунок 3. Тампонированная полость ПК прядью большого сальника

Figure 3. PC tamponade with greater omentum flap

 

При лечении ПК второго и третьего типов руковод­ствовались следующими принципами. Так, при боль­ших ПК ПЖ выбор метода лечения определялся видом кисты, ее локализацией и размерами. В качестве перво­го этапа лечения больным для уменьшения напряже­ния стенок кист выполняли их чрескожные дрениро­вания и пункции под контролем УЗИ с обязательным биохимическим, бактериологическим и цитологиче­ским исследованием пункционного материала. При инфицированных ПК, осложненных перитонитом, сепсисом, больным выполнялось наружное дрениро­вание кист. При инфицированных ПК, расположенных в головке-теле ПЖ, пациентам было показано наложе­ние цистоеюно- или цистопанкреатоеюноанастомозов. Показаниями к выполнению операции Ch.F. Frey явля­лись глубокое залегание протоков и ПК в увеличенной головке ПЖ без вовлечения соседних органов, а также при наличии стриктур по ходу протока корпокаудаль- ного отдела, при которых операция завершалась нало­жением продольного панкреатоеюноанастомоза. Ради­кальные операции — резекции пораженного участка ПЖ или экстирпация кисты — были возможны лишь при небольших ПК, локализованных в основном в дис­тальных отделах ПЖ, с плотными стенками.

 

Рисунок 4. Тампонированная полость ПК ПЖ 

Figure 4. PPC tamponade

 

 

Рисунок 5. Сформированная оментобурсостома

Figure 5. Omental bursa stoma established

 

 

Рисунок 6. Формирование оментобурсостомы при помощи набора повязок NPWT Dressing Kit, Англия

Figure 6. Forming omental bursa stoma with NPWT Dressing Kit (UK)

 

 

Рисунок 7. Оментобурсостома с применением VAC-методики

Figure 7. Omental bursa stoma with VAC technique

 

 

Рисунок 8. Активная аспирация содержимого ПК при помощи VAC-методики

Figure 8. PC active aspiration with VAC technique

 

Так, больным с ПК второго типа были выполнены следующие вмешательства. Чрескожные пункции под контролем УЗИ в качестве первого этапа были вы­полнены 12 пациентам, из них у 4 больных при неэффек­тивности пункций выполняли наружное дренирование под контролем УЗИ с установкой дренажа в их полость по типу pig tail, 1 пациенту с хроническим фиброзно­дегенеративным панкреатитом, вирсунголитиазом, ин­фицированной ПК головки ПЖ произведена операция Ch.F. Frey, 1 больному с инфицированной ПК, которая вызывала компрессию желудка, выполнено наложение цистоеюностомии по Ру. В 1 случае пациенту с инфи­цированной ПК выполнена лапаротомия с наружным дренированием кисты, что было обусловлено тяжестью его состояния. В 1 случае наружное дренирование ПК под контролем УЗИ с установкой дренажа по типу pig tail было неэффективно, пациенту выполнена лапаротомия, дистальная резекция хвоста ПЖ со спленэктомией. Эн- досонографические пункции выполнены 2 пациентам с инфицированными ПК ПЖ. Обязательным условием для их проведения было наличие толстых стенок ПК и непосредственная близость ПК к желудку или ДПК. Наружное дренирование ПК ПЖ выполнено у 7 паци­ентов, в том числе у 2 из них инфицированная ПК была осложнена кровотечением в ее полость. У 1 больного с разрывом инфицированной ПК, развитием общего перитонита операция завершена санацией и дрениро­ванием брюшной полости.

При инфицированных ПК, расположенных в головке-теле ПЖ, 8 пациентам были наложены цистоеюно- или цисто- панкреатоеюноанастомозы, в том числе 1 — лапароско­пическим способом. Дистальные резекции выполнены у 2 пациентов с локализацией ПК в хвосте ПЖ.

У больных с инфицированными ПК третьего типа вы­полнены следующие вмешательства. Чрескожные пункции под контролем УЗИ в качестве первого эта­па были выполнены 18 пациентам, из них у 3 больных при неэффективности пункций выполняли наружное дренирование под контролем УЗИ с установкой дрена­жа в их полость по типу pig tail. У 7 больных выполнены внутренние дренирования ПК путем наложения про­дольного цистопанкреатоеюноанастомоза (3), цисто- еюностомии по Ру (3), цистоеюностомии по Брауну (1). Операция Ch.F. Frey произведена 4 пациентам, у которых хронический фиброзно-дегенеративный панкреатит был осложнен вирсунголитиазом, вирсунгоэктазией, меха­нической желтухой (2). Наружные дренирования инфи­цированных ПК ПЖ выполнены у 6 больных. Длительность пункционного лечения ПК составляла от 5 до 12 суток, в среднем 7,6 ± 3,3 суток. Длительность лечения пациентов с дренированием по типу pig tail со­ставила от 10 до 25 суток, в среднем 17,8 ± 5,3 суток. Летальность составила 1,9 %. К летальному исходу при­вели тяжелое течение сепсиса и развитие синдрома по- лиорганной недостаточности, а также рецидив крово­течения из аррозивных сосудов ПЖ.

Заключение

При лечении больных инфицированными ПК ПЖ не­обходимо применять индивидуализированную ле­чебную тактику, которая базируется на современных мини-инвазивных методах лечения. Больным с инфи­цированными ПК ПЖ первого типа при развитии по- лиорганной недостаточности чрескожное дренирова­ние выполнялось с целью «выжидательной» тактики для облегчения общего состояния больного и течения сепсиса. Больным с инфицированными ПК ПЖ второго и третьего типов в 80 % случаев чрескожные пункции были окончательным этапом в их лечении. Выполне­ние радикальных оперативных вмешательств зависело от тяжести состояния пациентов, распространенности панкреонекроза или ХП, локализации ПК, состояния протоковой системы, а также наличия осложнений со стороны смежных органов. Таким образом, при лече­нии инфицированных ПК ПЖ мини-инвазивные и тра­диционные «открытые» вмешательства необходимо расценивать как взаимодополняющие, с широким диа­пазоном диагностических и лечебных возможностей.

Об авторах

И. А. Криворучко
Харьковский национальный медицинский университет
Россия

Криворучко Игорь Андреевич — доктор медицинских наук, профессор, заведующий кафедрой хирургии № 2

461022, Харьков, проспект Науки, 4



Н. Н. Гончарова
Харьковский национальный медицинский университет
Россия

Гончарова Наталья Николаевна — кандидат медицинских наук, доцент кафедры хирургии № 2,

461022, Харьков, проспект Науки, 4



Список литературы

1. Banks P.A., Bollen T.A., Dervenis Ch., Gooszen H.G., Johnson C.D., Sarr M.G., et al. Classification of acute pancreatitis — 2012: revision of the Atlanta classification and definitions by international consensus. Gut. 2013;62(1):102–11. DOI: 10.1136/gutjnl-2012-302779

2. Pasin F., Tanzi G., Grassia R. Abdominal wall pseudocyst fluid collection: the unexpected presentation of pancreatic pseudocyst. Intern Emerg Med. 2018;13(5):801–3. DOI: 10.1007/s11739-018-1830-1

3. Pugaev A.V., Achkasov E.E. Acute pancreatitis. Moscow: INFRAM; 2019 (In Russ.) DOI: 10.12737/monography_5bac927d4a 2f73.37500387

4. Rosenberg A., Steensma E.A., Napolitano L.M. Necrotizing pancreatitis: new definitions and a new era in surgical management. Surg Infect (Larchmt). 2015;16(1):1–13. DOI: 10.1089/sur.2014.123

5. Aliev S.A., Bayramov N.Yu., Aliev E.S. Infected pancreatic necrosis: state of the problem and alternative approaches for surgical treatment. Literature review. Herald of surgical gastroenterology. 2015;(1–2):75– 83 (In Russ.).

6. da Costa D.W., Boerma D., van Santvoort H.C. Staged multidisciplinary step-up management for necrotizing pancreatitis. Br J Surg. 2014;101(1):65–79. DOI: 10.1002/bjs.9346

7. Rasch S., Notzel B., Phillip V., Lahmer T., Schmid R.M., Algul H. Management of pancreatic pseudocysts-A retrospective analysis. PLoS One. 2017;12(9):e0184374. DOI: 10.1371/journal.pone.0184374

8. Khatsko V.V., Zenin O.K., Potapov V.V. Surgical tactics in cases of pancreatic pseudocysts. University proceedings. Volga region. Medical sciences. 2015;(3):127–34 (In Russ.).

9. Yao Y., Zhang D., Guo J., Qi K., Li F., Zhu J., et al. A novel self-expanding biflanged metal stent vs tubular metal stent for EUS-guided transmural drainage of pancreatic pseudocyst: A retrospective, cohort study. Medicine. 2019;98(3):e14179. DOI: 10.1097/MD.0000000000014179

10. Rebrov A.A., Semenov D.Y., Vasiliyev V.V., Gunya Z.A., Mel’nikov V.V., Vaganov A.A. Percutaneous interventions in patients with pancreatic pseudocysts. Annaly khirurgicheskoy gepatologii = Annals of HPB surgery. 2017;22(1):49–54 (In Russ.). DOI: 10.16931/1995-5464.2017149-54

11. Zhu H., Jiang F., Zhu J., Du Y., Jin Z., Li Z. Assessment of morbidity and mortality associated with endoscopic ultrasound-guided fine-needle aspiration for pancreatic cystic lesions: A systematic review and metaanalysis. Dig Endosc. 2017;29(6):667–75. DOI: 10.1111/den.12851

12. Brugge W.R. Diagnosis and management of cystic lesions of the pancreas. J Gastrointest Oncol. 2015; 6(4): 375–88. DOI: 10.3978/j. issn.2078-6891.2015.057

13. Udeshika W.A.E., Herath H.M.M.T.B., Dassanayake S.U.B., Pahalagamage S.P., Kulatunga A. A case report of giant pancreatic pseudocyst following acute pancreatitis: experience with endoscopic internal drainage. BMC Research Notes. 2018;11(1):262. DOI: 10.1186/s13104018-3375-9

14. Bykova Y.F., Solovev M.M., Fatyshina O.A., Rudenko T.O. Аssessment of tactics of operative treatment of pancreatic pseudocyst. Siberian Medical Journal. 2014;124(1):53–7 (In Russ.).

15. Dumonceau J.M., Andriulli A., Elmunzer B.J., Mariani A., Meister T., Deviere J., et al. Prophylaxis of post-ERCP pancreatitis: European Society of Gastrointestinal Endoscopy (ESGE) Guideline — updated June 2014. Endoscopy. 2014;46(9):799–815. DOI: 10.1055/s-0034-1377875

16. Shah A.P., Mourad M.M., Bramhall S.R. Acute pancreatitis: current perspectives on diagnosis and management. J Inflamm Res. 2018;11:77–85. DOI: 10.2147/JIR.S135751

17. Lee H.C., Tse K.H. Pancreatic pseudocyst rupture into the portal vein diagnosed by magnetic resonance imaging. Hong Kong Medical Journal. 2018;24(2):206.e1–2. DOI: 10.12809/hkmj164980

18. Kim H.J., Jun C.H., Park C.H., Cho C.K. Intrahepatic pancreatic pseudocyst complicated by pancreatitis: a case report. Korean J Gastroenterol. 2017;70(4):202–7. DOI: 10.4166/kjg.2017.70.4.202

19. Nesvaderani M., Eslick G.D., Faraj S., Vagg D., Cox M.R. Study of the early management of acute pancreatitis. ANZ J Surg. 2017;87(10):805– 9. DOI: 10.1111/ans.13330


Для цитирования:


Криворучко И.А., Гончарова Н.Н. Инфицированные псевдокисты поджелудочной железы: хирургическое лечение. Креативная хирургия и онкология. 2019;9(1):18-25. https://doi.org/10.24060/2076-3093-2019-9-1-18-25

For citation:


Kryvoruchko I.A., Goncharova N.N. Infected Pancreatic Pseudocysts: Surgical Treatment. Creative surgery and oncology. 2019;9(1):18-25. (In Russ.) https://doi.org/10.24060/2076-3093-2019-9-1-18-25

Просмотров: 108


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 2076-3093 (Print)
ISSN 2307-0501 (Online)