Preview

Креативная хирургия и онкология

Расширенный поиск

Реорганизация рентгенологических исследований молочных желез для раннего выявления онкологической патологии в условиях пандемии COVID-19

https://doi.org/10.24060/2076-3093-2021-11-4-316-322

Полный текст:

Аннотация

Введение. В статье представлены данные о количестве исследований на стационарных маммографах, скрининговых исследованиях в амбулаторно-поликлинических условиях, а также на передвижном маммографе по всей Свердловской области.

Цель исследования: изучить рациональность и организацию рентгенологических исследований молочных желез (на примере маммографии) для раннего выявления онкологической патологии в условиях пандемии COVID-19

Материалы и методы. В рамках исследования на базе ГАУЗ СО «СООД» рентгенодиагностического отделения был проведен анализ рациональности и организации использования неинвазивных методов диагностики на примере рентгеновского исследования молочной железы (маммографии) в Свердловской области в 2019 и 2020 годах. В основу исследования легли статистические данные о заболеваемости злокачественными новообразованиями молочной железы населения Свердловской области за 2019 и 2020 годы.

Результаты. Согласно данным отчетов, количество скрининговых исследований в  амбулаторно-поликлинических условиях в 2020 году значительно уменьшилось в сравнении с 2019 годом в связи с пандемией коронавирусной инфекции и введением запрета на проведение профосмотров, скринингов. Количество скрининговых исследований на передвижном маммографе в 2020 году в сравнении с 2019 годом возросло более чем в 2 раза.

Обсуждение. В условиях пандемии коронавируса COVID-19 программы скрининга продолжали работать. Врачи следовали локальным инструкциям, при этом полностью соблюдая рекомендации по ограничению распространения инфекции SARS-CoV-2. За счет увеличения объема скрининговых маммографических исследований на передвижном маммографе удалось выполнить годовой план обследований, но показатели выявляемости злокачественных новообразований молочной железы несколько снизились в 2020 году в сравнении с 2019 годом.

Заключение. На примере маммографических исследований, проведенных ГАУЗ СО «СООД» в 2019 и 2020 годах, мы видим рациональность и хорошую организацию рентгеновских исследований молочных желез (маммографии) в Свердловской области. С учетом эпидемиологической ситуации по коронавирусной инфекции наблюдается хорошая тенденция к увеличению количества исследований, выявлению злокачественных новообразований молочных желез и, следовательно, снижению смертности среди женского населения Свердловской области.

Для цитирования:


Ермакова М.С., Демидов С.М., Демидов Д.А. Реорганизация рентгенологических исследований молочных желез для раннего выявления онкологической патологии в условиях пандемии COVID-19. Креативная хирургия и онкология. 2021;11(4):316-322. https://doi.org/10.24060/2076-3093-2021-11-4-316-322

For citation:


Ermakova M.S., Demidov S.M., Demidov D.A. Overhaul of Radiological Mammography Check-ups for Early Malignancy Diagnosis during COVID-19 Pandemic. Creative surgery and oncology. 2021;11(4):316-322. (In Russ.) https://doi.org/10.24060/2076-3093-2021-11-4-316-322

Введение

Рентгеновская маммография является основным методом исследования для выявления доклинических форм рака, обладая самыми высокими показателями чувствительности и специфичности. Вместе с тем маммография значительно дополнила диагностические возможности клинического метода и является основным способом профилактического (скринингового) обследования женщин [1–3].

Американское онкологическое сообщество по борьбе с раком рекомендует выполнять первую маммографию в 35–39 лет, повторять — в возрасте 40–49 лет с интервалом 1–2 года, а после 50 лет проводить маммографию ежегодно.

Л. Д. Линденбратен и соавт. рекомендуют первую маммографию проводить в 40 лет, при отсутствии патологии повторные маммографии выполнять в 45 лет и далее с интервалом 2 года [4][5].

С учетом эффективности и стоимости более приемлемым является двухлетний интервал скрининговых маммографий. Считается, что эффективнее и выгоднее обследовать в 2 раза больше женщин с частотой в 2 года, чем ежегодно — в 2 раза меньшее число лиц.

Важными преимуществами маммографии являются выявление внутрипротоковых образований и возможность обнаружения микрокальцинатов при отсутствии солидного компонента. Чувствительность метода колеблется от 46,2 до 76,9 %.

Многие авторы отмечают невысокую специфичность и точность метода (37–56 %) при проведении дифференциального диагноза между доброкачественным и злокачественным процессами [6].

Наиболее обсуждаемы следующие недостатки маммографии:

  • малая эффективность при выраженной диффузной мастопатии или при обследовании женщин с плотным фоном железистой ткани молочной железы (МЖ) (в молодом возрасте, при гормонозаместительной терапии);
  • трудности изучения ретромаммарного пространства;
  • низкая информативность в выявлении узловых образований на фоне инфильтративных и рубцовых изменений;
  • частая необходимость дополнительных диагностических процедур (диагностическая маммография, УЗИ, различные виды биопсий);
  • значительное число ложноположительных и ложноотрицательных заключений.

Главной задачей в сохранении жизни женщин является как можно раннее выявление новообразований молочных желез [7][8]. Понятно, что такую задачу можно решить только путем многократно повторяющегося самоконтроля молочных желез. Самыми пригодными для этого сегодня являются методы лучевой диагностики [9]. Однако общепринятые технологии методов лучевой диагностики (рентгенографическая флюорография, маммография, компьютерная томография и ультразвуковое сканирование) непригодны для многократного бытового применения из-за своей низкой безопасности и высокой стоимости, а технология инфракрасной термографии имеет высокую безопасность, но неудобна, поскольку требует от 0,5 до 1,0 часа на одно исследование [10][11].

У женщин молодого возраста с помощью маммографии не удается обнаружить от 10 до 40 % пальпируемых РМЖ.

Трижды негативный рак молочной железы (ТНРМЖ) занимает особую позицию ввиду частого развития в молодом возрасте, повышенного риска метастазирования, определения запущенных стадий при постановке диагноза, неблагоприятных прогнозов болезни и ограниченных лечебных опций. Пациентки с ТНРМЖ являются частыми носителями мутаций BRCA1/2, и, учитывая высокую частоту экспрессии PD-1 и PD-L1 в BRCA1/2-мутированных опухолях, наличие информации о такой наследственной патологии имеет большое клиническое значение. Наличие мутаций BRCA1/2 ассоциируется с большим количеством CD3+ и CD8+ опухоль-инфильтрирующих лимфоцитов по сравнению с гомологично-репаративными интактными опухолями [12]. Наследственная предрасположенность, которая передается из поколения в поколение, является причиной 10–15 % случаев рака. РМЖ обычно связан с наследственной предрасположенностью [13][14].

Существенным отрицательным последствием скрининговых маммографий является произвольное увеличение заболеваемости РМЖ в контингентах, охваченных соответствующими обследованиями.

До 25 % выявленных при маммографии опухолей можно отнести к разряду «сверхдиагностики», которая увеличивает стоимость скрининга, усложняет оценку программ, но не приносит пользу пациентке, так как выявленное заболевание не угрожает ее здоровью.

Многочисленные биопсии, обусловленные скрининговой маммографией, выявляют доброкачественные изменения и не являются необходимыми.

Материалы и методы

В рамках исследования на базе ГАУЗ СО «СООД» рентгенодиагностического отделения был проведен анализ рациональности и организации использования неинвазивных методов диагностики на примере рентгеновского исследования молочной железы (маммографии) в Свердловской области в 2019 и 2020 годах. В основу исследования легли статистические данные о заболеваемости злокачественными новообразованиями молочной железы населения Свердловской области за 2019 и 2020 годы. В исследование вошли данные женщин, проживающих на территории всей Свердловской области, в том числе в г. Екатеринбурге, в возрасте от 30 до 87 лет. Более половины исследуемых являются жителями области.

Результаты

По данным, взятым из отчетов рентгенодиагностического отделения ГАУЗ СО «СООД», в 2019 году было выполнено 6268 маммографических исследований, 1037 скрининговых исследований в амбулаторно-поликлинических условиях, а также 3045 исследований на передвижном маммографе. В результате в 2019 году было выявлено 1976 случаев злокачественных новообразований молочной железы (табл. 1).

Показатели

2007

2008

2009

2010

2011

2012

2013

2014

2015

2016

2017

2018

2019

1. Выявлено ЗНО, всего

15 403

14 922

15 407

15 840

15 429

16 699

16 800

16 937

17 001

18 160

18 639

18 625

19 149

2. Выявлено ЗН молочной железы

1671

1533

1593

1819

1856

1865

1834

1895

1867

1866

1968

1859

1976

3. % от общего кол-ва женщин с ЗНО

21,5

19,4

19,9

21,5

21,2

20,1

20,1

20,5

20,2

18,7

19,4

18,3

18,9

4. Выявлено на профосмотрах (%)

24,9

26,5

25,8

21,1

23,3

31,5

47,5

41,6

45,6

39,3

37,8

42,8

37,5

5. Морфологическая верификация диагноза (%)

97,4

95,0

95,8

96,6

94,6

87,1

99,5

97,0

97,1

99,8

99,7

100,0

100,0

6. 1–2-я стадия (%)

60,6

64,2

70,2

69,9

22,7/

49,5

21,5/

51,6

22,3/

49,0

25,0/51,5

22,9/49,9

24,2/44,6

25,6/42,7

23,6/49,1

23,1/49,2

7. 3-я стадия (%)

23,5

23,2

17,8

19,3

19,4

17,7

12,9

15,3

19,5

17,6

22,9

20,2

19,1

8. 4-я стадия (%)

15,9

12,7

11,6

5,8

8,3

8,8

8,4

7,7

7,2

8,9

8,8

6,9

6,9

9. Летальность на первом году с момента установления диагноза (%)

12,9

9,9

11,0

9,6

8,7

6,9

7,0

8,2

5,6

8,5

7,0

6,7

7,0

10. Находились под наблюдением на конец года (абсолютное число) с ЗНО молочной железы

13 842

13 650

15 039

15 137

14 437

14 900

15 487

16 579

17 481

18 576

19 549

20 296

20 945

11. Структура, удельный вес (%) от общего числа состоящих на учете на конец года

18,1

17,6

18,9

18,7

17,6

17,9

18,2

18,8

19,1

19,1

19,3

19,0

18,6

12. Состоит на учете 5 лет и более (%)

53,9

57,1

55,2

55,9

55,6

58,9

59,9

59,8

54,5

55,4

63,1

61,1

64,7

13. Структура, удельный вес (%) от общего числа состоящих на учете на конец года 5 лет и более

19,1

18,2

18,3

19,0

17,7

20,1

19,6

20,0

18,7

18,6

21,4

20,4

21,8

14. Заболеваемость (ИП на 100,0 тыс. жен. нас.)

67,0

64,8

67,1

76,6

66,5

80,2

79,2

80,5

81,4

79,8

83,9

79,4

84,4

15. Количество умерших из состоящих на учете от ЗН молочной железы

713

710

663

753

761

702

578

735

671

627

657

705

651

16. Смертность (ИП на 100,0 тыс. жен. нас.)

28,6

28,4

27,9

22,3

20,1

30,2

24,7

31,4

28,7

26,8

28,0

30,1

27,8

17. Число больных, взятых на учет и закончивших специальное лечение

1177

1043

1095

1186

1288

1175

1106

1118

1198

1155

1019

1215

953

18. Структура методов лечения:

хирургический (%)

лучевой

лекарственный

комбинированный

химиолучевой

23,5

1,7

73,7

1,1

20,1

1,5

76,4

1,9

26,2

1,6

69,5

2,7

26,6

1,1

70,1

2,3

37,9

2,1

4,4

54,8

3,8

28,7

68,9

2,4

30,3

69,7

29,0

71,0

29,1

70,9

37,0

62,9

60,1

39,9

42,4

57,5

59,5

40,5

Таблица 1. Статистические данные по заболеваемости с 2007 по 2019 год

Table 1. Incidence statistics for 2007–2019

В 2020 году согласно данным, взятым из отчетов рентгенодиагностического отделения ГАУЗ СО «СООД», было выполнено 24 354 маммографических исследований, в амбулаторно-поликлинических условиях 536 скрининговых исследований, а также на передвижном маммографе 7120 исследований. Важно отметить, что количество скрининговых исследований в амбулаторно-поликлинических условиях в 2020 году значительно уменьшилось в сравнении с 2019 годом в связи с пандемией коронавирусной инфекции и введением запрета на проведение профосмотров, скринингов.

Количество скрининговых исследований на передвижном маммографе в 2020 году в сравнении с 2019 годом возросло более чем в 2 раза. Сотрудники ГАУЗ СО «СООД», несмотря на то что передвижной маммограф не работал из-за пандемии почти 6 месяцев, за следующие 6 месяцев выполнили годовой план обследований.

По справочным материалам, взятым из организационно-методического отдела ГАУЗ СО «СООД», в результате в 2020 году было выявлено 1837 случаев злокачественных новообразований молочной железы (табл. 2).

Показатели

2008

2009

2010

2011

2012

2013

2014

2015

2016

2017

2018

2019

2020

1. Выявлено ЗНО, всего

14 922

15 407

15 840

15 429

16 699

16 800

16 937

17 001

18 160

18 639

18 625

19 149

18 147

2. Выявлено ЗН молочной железы

1533

1593

1819

1856

1865

1834

1895

1867

1866

1968

1859

1976

1837

3. % от общего кол-ва женщин с ЗНО

19,4

19,9

21,5

21,2

20,1

20,1

20,5

20,2

18,7

19,4

18,3

18,9

18,8

4. Выявлено на профосмотрах (%)

26,5

25,8

21,1

23,3

31,5

47,5

41,6

45,6

39,3

37,8

42,8

37,5

32,5

5. Морфологическая верификация диагноза (%)

95,0

95,8

96,6

94,6

87,1

99,5

97,0

97,1

99,8

99,7

100,0

100,0

95,2

6. 1–2-я стадия (%)

64,2

70,2

69,9

22,7/

49,5

21,5/

51,6

22,3/

49,0

25,0/51,5

22,9/49,9

24,2/44,6

25,6/42,7

23,6/49,1

23,1/49,2

22,5/47,1

7. 3-я стадия (%)

23,2

17,8

19,3

19,4

17,7

12,9

15,3

19,5

17,6

22,9

20,2

19,1

22,2

8. 4-я стадия (%)

12,7

11,6

5,8

8,3

8,8

8,4

7,7

7,2

8,9

8,8

6,9

6,9

7,8

9. Летальность на первом году с момента установления диагноза (%)

9,9

11,0

9,6

8,7

6,9

7,0

8,2

5,6

8,5

7,0

6,7

7,0

5,5

10. Находились под наблюдением на конец года (абсолютное число) с ЗНО молочной железы

13 650

15 039

15 137

14 437

14 900

15 487

16 579

17 481

18 576

19 549

20 296

20 945

20 987

11. Структура, удельный вес (%) от общего числа состоящих на учете на конец года

17,6

18,9

18,7

17,6

17,9

18,2

18,8

19,1

19,1

19,3

19,0

18,6

17,7

12. Состоит на учете 5 лет и более (%)

57,1

55,2

55,9

55,6

58,9

59,9

59,8

54,5

55,4

63,1

61,1

64,7

64,2

13. Структура, удельный вес (%) от общего числа состоящих на учете на конец года 5 лет и более

18,2

18,3

19,0

17,7

20,1

19,6

20,0

18,7

18,6

21,4

20,4

21,8

19,5

14. Заболеваемость (ИП на 100,0 тыс. жен. нас.)

64,8

67,1

76,6

66,5

80,2

79,2

80,5

81,4

79,8

83,9

79,4

84,4

78,8

15. Количество умерших из состоящих на учете от ЗН молочной железы

710

663

753

761

702

578

735

671

627

657

705

651

686

16. Смертность (ИП на 100,0 тыс. жен. нас.)

28,4

27,9

22,3

20,1

30,2

24,7

31,4

28,7

26,8

28,0

30,1

27,8

29,4

17. Число больных, взятых на учет и закончивших специальное лечение

1043

1095

1186

1288

1175

1106

1118

1198

1155

1019

1215

953

689

18. Структура методов лечения:

хирургический (%)

лучевой

лекарственный

комбинированный

химиолучевой

20,1

1,5

76,4

1,9

26,2

1,6

69,5

2,7

26,6

1,1

70,1

2,3

37,9

2,1

4,4

54,8

3,8

28,7

68,9

2,4

30,3

69,7

29,0

71,0

29,1

70,9

37,0

62,9

60,1

39,9

42,4

57,5

59,5

40,5

62,3

37,7

Таблица 2. Статистические данные по заболеваемости с 2008 по 2020 год

Table 2. Incidence statistics for 2008–2020

Обсуждение

В конце 2019 года в Китайской Народной Республике выявлена новая коронавирусная инфекция. 11 марта 2020 г. Всемирная организация здравоохранения объявила о начале пандемии COVID-19 [15].

Возбудителю было дано временное название 2019-nCoV. Всемирная организация здравоохранения присвоила официальное название инфекции, вызванной новым коронавирусом, COVID-19 (Coronavirus disease 2019). Международный комитет по таксономии вирусов 11 февраля 2020 г. присвоил официальное название возбудителю инфекции — SARS-CoV-2 [16–18].

Быстро распространяющаяся пандемия COVID-19 повлияла на все сферы повседневной жизни, включая медицинскую помощь. Особенно у онкологических больных в связи с иммуносупрессией на фоне специфического лечения данная инфекция может вызывать серьезные осложнения [19][20].

Оказание помощи пациентам во время этого кризиса является сложной задачей. Важно учитывать то, что пациентки с раком молочной железы находятся в группе риска по осложненному течению COVID-19 [21]. Универсального подхода к оказанию помощи во время пандемии COVID-19 не существует.

В условиях пандемии коронавируса COVID-19 в ГАУЗ СО «СООД» программы скрининга продолжали работать. Врачи следовали локальным инструкциям, при этом полностью соблюдая рекомендации по ограничению распространения инфекции SARS-CoV-2. Основными принципами оказания медицинской помощи в условиях пандемии стали минимизация времени ожидания, реорганизация зон контакта с пациентом для достижения максимального физического дистанцирования, нацеленность на быстрое и безопасное выполнение диагностических неинвазивных методов диагностики. Это позволило не только сохранить объем скрининговых маммографических исследований, но и увеличить их объем. Удалось выполнить годовой план обследований, но показатели выявляемости злокачественных новообразований молочной железы несколько снизились в 2020 году в сравнении с 2019 годом.

Заключение

На примере маммографических исследований, проведенных ГАУЗ СО «СООД» в 2019 и 2020 годах, мы видим рациональность и хорошую организацию рентгеновских исследований молочных желез (маммографии) в Свердловской области. С учетом эпидемиологической ситуации по коронавирусной инфекции наблюдается хорошая тенденция к увеличению количества исследований, выявлению злокачественных новообразований молочных желез и, следовательно, снижению смертности среди женского населения Свердловской области.

В перспективе хотелось бы внедрить в скрининговую программу томосинтез молочных желез с целью повышения диагностической точности лучевого исследования молочных желез при незначительном увеличении времени и эффективной дозы, сокращения количества подозрительных в отношении рака молочной железы узловых образований, не определяющихся при обзорной маммографии (в том числе мультифокальное или мультицентрическое поражение при раке молочной железы). За счет внедрения томосинтеза можно уменьшить количество пункционных биопсий.

Информация о конфликте интересов. Конфликт интересов отсутствует.

Информация о спонсорстве. Данная работа не финансировалась.

Список литературы

1. Абзалова К.Б., Дергилев А.П., Егоров А.Б. Возможности магнитнорезонансной маммографии в дифференциальной диагностике образований молочной железы у женщин молодого возраста. Радиология — практика. 2018;5:6–14.

2. Алиева Г.С., Корженкова Г.П., Колядина И.В. Предсказательная ценность цифровой маммографии, ультразвукового исследования и их комбинации в диагностике раннего рака молочной железы. Современная онкология. 2019;21(3):38–45. DOI: 10.26442/18151434.2019.3.190550

3. Esmaeili M., Ayyoubzadeh S.M., Javanmard Z., R Niakan Kalhori S. A systematic review of decision aids for mammography screening: Focus on outcomes and characteristics. Int J Med Inform. 2021;149:104406. DOI: 10.1016/j.ijmedinf.2021.104406

4. Линденбратен Л.Д., Бурдина Б.Г., Пинхосевич Л.М. Маммография. М.: Видар, 1997. 135 с.

5. Васильев А.Ю., Буромский И.В., Павлова Т.В., Мануйлова О.О. Сравнительный контентный анализ нормативных документов, регламентирующих проведение рентгеновской маммографии в Российской Федерации. Российский медицинский журнал. 2019;25(5–6):256–8. DOI: 10.18821/0869-2106-2019-25-5-6-256-258

6. Семиглазов В.Ф. Рак молочной железы: клиникоэкспериментальные исследования. Вопросы онкологии. 2016;62(2):208–13.

7. Гадельшина А.А., Герасимова Н.Н. Мониторинг тепловизорного изображения подмышечной области в норме и после кратковременного охлаждения или нагревания. Международный журнал прикладных и фундаментальных исследований. 2016;11(5):891–95.

8. Гадельшина А.А. Инфракрасная термография в условиях температурного контрастирования молочных желез как способ повышения скорости и эффективности диагностики новообразований. Электронный научно-образовательный вестник здоровье и образование в XXI веке. 2016;18(7):1–5.

9. Ураков А.Л. Инфракрасная термография и тепловая томография в медицинской диагностике: преимущества и ограничения. Электронный научно-образовательный вестник здоровье и образование в XXI веке. 2013;15(11):45–51.

10. Ураков А.Л., Гадельшина А.А., Герасимова Н.Н., Уракова Т.В. Экспресс-метод инфракрасной диагностики состояния молочных желез в бытовых условиях. Международный журнал прикладных и фундаментальных исследований. 2016;7(6):996–98.

11. Ураков А.Л., Уракова Н.А., Уракова Т.В. Инфракрасный самоконтроль молочных желез. Международный журнал прикладных и фундаментальных исследований. 2016;7(2):217–20.

12. Насретдинов А.Ф., Султанбаева Н.И., Мусин Ш.И., Пушкарев А.В., Меньшиков К.В., Пушкарев В.А. и др. Уровень опухольинфильтрирующих лимфоцитов и PD-статус как возможные прогностические маркеры выживаемости и эффективности терапии при трижды негативном раке молочной железы. Опухоли женской репродуктивной системы. 2020;16(1):65–70. DOI: 10.17650/1994- 4098-2020-16-1-65-70

13. Zhang K., Zhou J., Zhu X., Luo M., Xu C., Yu J., et al. Germline mutations of PALB2 gene in a sequential series of Chinese patients with breast cancer. Breast Cancer Res Treat. 2017;166(3):865–73. DOI: 10.1007/s10549-017-4425-z

14. García-Hernández M.L., Uribe-Uribe N.O., Espinosa-González R., Kast W.M., Khader S.A., Rangel-Moreno J. A unique cellular and molecular microenvironment is present in tertiary lymphoid organs of patients with spontaneous prostate cancer regression. Front Immunol. 2017;8:563. DOI: 10.3389/fi mmu.2017.00563

15. Ганцев Ш.Х., Липатов О.Н., Меньшиков К.В. Возможности хирургического лечения рака вульвы в условиях пандемии COVID-19. Креативная хирургия и онкология. 2020;10(4):264–9. DOI: 10.24060/2076-3093-2020-10-4-264-269

16. Kannan S., Shaik Syed Ali P., Sheeza A., Hemalatha K. COVID-19 (Novel Coronavirus 2019) — recent trends. Eur Rev Med Pharmacol Sci. 2020;24(4):2006–11. DOI: 10.26355/eurrev_202002_20378

17. Zhu N., Zhang D., Wang W., Li X., Yang B., Song J., et al. A novel coronavirus from patients with pneumonia in China, 2019. N Engl J Med. 2020;382(8):727–33. DOI: 10.1056/NEJMoa2001017

18. Novel coronavirus pneumonia emergency response epidemiology team. 2020. Th e epidemiological characteristics of an outbreak of 2019 novel coronavirus diseases (COVID-19) in China. Zhonghua Liu Xing Bing Xue Za Zhi. 2020;41:145–51. DOI: 10.3760/cma.j.is sn.0254- 6450.2020.02.003

19. Каприн А.Д., Гамеева Е.В., Рощин Д.О., Костин А.А., Алексеева Г.С., Хороненко В.Э. и др. Ремоделирование онкологической службы в условиях пандемии COVID-19 в федеральном научном центре 1-го уровня. Исследования и практика в медицине. 2020;7(2):10–21. DOI: 10.17709/2409-2231- 2020-7-2-16

20. Каприн А.Д., Старинский В.В., Петрова Г.В. (ред.) Состояние онкологической помощи населению России в 2018 году. М.: МНИОИ им. П.А. Герцена — филиал ФГБУ «НМИЦ радиологии» Минздрава России; 2019.

21. Временные методические рекомендации: профилактика, диагностика и лечение новой коронавирусной инфекции (COVID-19). М.: Минздрав РФ; 2020. 236 с.


Об авторах

М. С. Ермакова
Свердловский областной онкологический диспансер
Россия

Ермакова Марина Сергеевна, отделение рентгенодиагностики

Екатеринбург



С. М. Демидов
Уральский государственный медицинский университет
Россия

Демидов Сергей Михайлович, д.м.н., профессор, кафедра онкологии и лучевой диагностики

Екатеринбург



Д. А. Демидов
Уральский государственный медицинский университет
Россия

Демидов Денис Александрович, к.м.н., доцент, кафедра онкологии и лучевой диагностики

Екатеринбург



Рецензия

Для цитирования:


Ермакова М.С., Демидов С.М., Демидов Д.А. Реорганизация рентгенологических исследований молочных желез для раннего выявления онкологической патологии в условиях пандемии COVID-19. Креативная хирургия и онкология. 2021;11(4):316-322. https://doi.org/10.24060/2076-3093-2021-11-4-316-322

For citation:


Ermakova M.S., Demidov S.M., Demidov D.A. Overhaul of Radiological Mammography Check-ups for Early Malignancy Diagnosis during COVID-19 Pandemic. Creative surgery and oncology. 2021;11(4):316-322. (In Russ.) https://doi.org/10.24060/2076-3093-2021-11-4-316-322

Просмотров: 77


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 2307-0501 (Print)
ISSN 2076-3093 (Online)