Preview

Креативная хирургия и онкология

Расширенный поиск

Проспективное сравнительное исследование частоты синхронных первично-множественных меланом у больных с солитарной меланомой

https://doi.org/10.24060/2076-3093-2021-11-2-118-124

Полный текст:

Аннотация

Введение. В последние десятилетия наблюдается неуклонный рост заболеваемости злокачественной меланомой кожи. В то же время совершенствование системных методов лечения существенно повышает продолжительность жизни пациентов с местнораспространенным или диссеминированным заболеванием. На этом фоне более высокий риск возникновения повторных меланоцитарных образований кожи является существенной проблемой, требующей дополнительного внимания и контроля.

Цель. Сравнительное исследование частоты синхронных первично-множественных меланом у больных с солитарной меланомой и больных с другими операбельными солидными опухолями.

Материалы и методы. В исследование были включены 289 больных с подозрением на злокачественную пигментную меланому кожи. Определение больных в группы для выполнения процедур исследования производилось на основании наличия первичной меланомы кожи и возможности ее хирургического радикального удаления. Больные с наличием операбельной меланомы учитывались в экспериментальной группе, больные с другими солидными опухолями — в контрольной.

Результаты и обсуждение. За исследуемый период в работу были включены 289 пациентов, из которых 148 вошли в экспериментальную группу и 141 — в контрольную. У 148 пациентов, включенных в исследуемую группу, было выявлено 112 злокачественных пигментных меланом кожи, при этом в контрольной группе ни у одного из пациентов меланомы выявлены не были. При статистическом анализе различий в клинических характеристиках между группой с одной и несколькими меланомами методом хи-квадрат обращает на себя внимание то, что первые меланомы, по поводу которых больной обратился за медицинской помощью, были несколько более распространенными у больных с наличием синхронных опухолей (30 % pT4 — p = 0,007).

Заключение. Таким образом, выявленная частота второй меланомы в экспериментальной группе 10 % и в контрольной группе 0 % позволила доказать альтернативную гипотезу о более высокой частоте вновь выявленных меланом у больных с однократно установленным диагнозом «меланома» относительно прочих пациентов с солидными злокачественными опухолями.

Для цитирования:


Егоренков В.В., Моисеенко Ф.В., Волков Н.М., Молчанов М.С., Равкина М.С., Абдулоева Н.Х., Линец А.В., Хайрутдинов В.Р., Аксенов М.С., Моисеенко В.М. Проспективное сравнительное исследование частоты синхронных первично-множественных меланом у больных с солитарной меланомой. Креативная хирургия и онкология. 2021;11(2):118-124. https://doi.org/10.24060/2076-3093-2021-11-2-118-124

For citation:


Egorenkov V.V., Moiseenko F.V., Volkov N.M., Molchanov M.S., Ravkina M.S., Abduloeva N.Kh., Linets A.V., Khairutdinov V.R., Aksenov M.S., Moiseyenko V.M. Incidence of Synchronous Multiple Primary Melanoma in Patients with Solitary Melanoma: a Prospective Comparative Study. Creative surgery and oncology. 2021;11(2):118-124. (In Russ.) https://doi.org/10.24060/2076-3093-2021-11-2-118-124

Введение

Ввиду возросшей доступности и популярности летнего отдыха в регионах с принципиально другим климатом и степенью инсоляции на протяжении последних десятилетий наблюдается неуклонный рост числа случаев злокачественной меланомы кожи (ЗМК). С другой стороны, успехи в лекарственной терапии, достигаемые при применении ингибиторов иммунных контрольных точек и таргетных анти-BRAF препаратов, позволяют существенно изменить выживаемость больных с местнораспространенными и диссеминированными стадиями болезни. Наблюдения последнего времени говорят о возможно более высокой вероятности возникновения повторной первичной меланомы кожи у пациентов, ранее излеченных от этой болезни, по сравнению с базовым риском меланомы в популяции [1][2].

Так, в литературе встречается принципиально различная частота синхронных первично-множественных меланом — от 0,2 до 10 %, что, видимо, связано с применением различных критериев, а также сроков и интенсивности наблюдения [1][3][4][5]. В качестве примера можно привести одно из самых крупных исследований, включившее 15 000 пациентов с меланомой кожи в период 1996–2011 гг. Все больные проживали в регионах США с относительно высоким уровнем инсоляции: на севере штата Калифорния [6][7][8][9][10][11][12][13]. Частота вторых меланом в этой работе составила 7,3 % (1122/15 448), в то же время у 1 % всех больных с меланомой и 15,3 % больных с двумя первичными меланомами была выявлена третья опухоль. Любопытно, что среднее время от выявления первой опухоли до второй составило 3,83 года, а от второй до третьей — 2,78 года. Важно отметить, что вторые опухоли имели более ранние стадии и меньшую толщину по Бреслоу при сравнении с первичными: 0,83 мм против 1,05 мм.

Отдельного внимания заслуживает затронутый в этой и подобных работах вопрос о риске выявления повторной меланомы в зависимости от срока после удаления первичной опухоли. По данным большинства исследований, наибольшая вероятность выявления повторных образований кожи наблюдается в течение первых 2 лет после удаления первой меланомы — около 2 %, а затем снижается и остается относительно постоянной на протяжении последующих 20 лет — 0,6 % (6,01 на 1000 человек) [9][10][11][12][13][14].

В одном из последних исследований, посвященных изучению выживаемости больных с множественными первичными пигментными образованиями кожи, было показано, что длительность интервала между выявлением первой и второй опухоли менее 5 лет определяет наибольшие показатели смертности, связанные с меланомой [15]. При этом у больных с длительностью интервала более 5 лет риск смерти от меланомы соответствовал таковому для больных с единичным образованием. Данные наблюдения подчеркивают значимость тщательного и скрупулезного скрининга больных с единичными пигментными образованиями кожи на наличие других меланом как на момент установки первичного диагноза, так и в течение определенного периода после радикального лечения.

Материалы и методы

Целью работы было определить частоту вторых синхронных меланом у больных с гистологически верифицированным диагнозом меланомы. Участие в исследовании предлагалось пациентам отделения опухолей кожи, костей и мягких тканей ГБУЗ «Санкт-Петербургский клинический научно-практический центр специализированных видов медицинской помощи (онкологический)». Включение производилось после подписания информированного согласия на проведение тотального осмотра кожных покровов, сиаскопического исследования в случае наличия подозрения на ЗМК, при этом до включения открытым образом больные определялись в две группы: при наличии операбельной меланомы — в экспериментальную группу, больные с другими солидными опухолями, кроме ЗМК, — в контрольную.

Первичной конечной точкой, принятой для сравнения групп пациентов, включенных в работу, была выбрана частота выявления второй ЗМК в экспериментальной группе и частота первичной ЗМК в контрольной. Статистическая гипотеза, сформированная для расчета требуемой выборки пациентов, была основана на литературных данных о встречаемости меланомы в общей популяции — 0,01 (pi0 = 0,01). Известно, что вероятность выявления второй меланомы у больных с одной спорадической меланомой составляет от 0,2 до 10 %. Нами была выбрана частота 7 % (pi1 = 0,07). При ошибке первого рода альфа, равной 5 %, и мощности, равной 90 %, необходимо включение 101 пациента в каждую группу.

У больных, включенных в исследование, проводился тотальный осмотр кожных покровов. В случае выявления подозрительных образований производился их визуальный осмотр с описанием границ, размеров образования, характера накопления пигмента, наличия или отсутствия ульцерации на образовании; дерматоскопия и сиаскопия подозрительных образований; хирургическое удаление подозрительных на злокачественную природу образований с последующим плановым гистологическим исследованием.

Тотальный осмотр кожных покровов производился согласно методике, предложенной ранее. Так, во время осмотра больной располагался при дневном или достаточном искусственном освещении на медицинской кушетке, в положении сначала лежа на животе, затем на спине. Визуальная оценка кожных покровов и пальпация образований производилась в следующем порядке:

  • кисти руки и стопы с обязательным осмотром ногтевых пластинок;
  • кожа головы, в том числе ее волосистой части, шея, поверхность за ушами, уши;
  • задняя поверхность верхней и нижней частей туловища; задние бедренные и икроножные поверхности нижних конечностей;
  • передняя поверхность туловища; передние бедренные, коленные и голенные поверхности нижних конечностей;
  • поверхность лица: веки, склеры, слизистая оболочка рта;
  • половые органы (последние исследуются тщательно в перчатках).

Обнаруженные при общем осмотре образования оценивались макроскопически и классифицировались с целью последующего дополнительного изучения на доброкачественные, требующие дополнительного наблюдения, и требующие эксцизии для гистологического исследования.

В случае определения выявленного образования, требующего гистологической верификации, последняя производилась методом эксцизионной биопсии по стандартной методике. Полученные при биопсии образцы гистологического материала направлялись для морфологического исследования в рутинном порядке.

Результаты и обсуждение

За исследуемый период на базе ГБУЗ «Санкт-Петербургский клинический научно-практический центр специализированных видов медицинской помощи (онкологический)» в исследование были включены 338 больных с подозрением на злокачественную пигментную меланому кожи. В ходе первичного клинического осмотра диагноз меланоцитарной опухоли кожи был снят клинически у 40/338. В окончательный анализ были включены данные 289 пациентов, из которых 148 попали в экспериментальную группу и 141 — в контрольную. Характеристика образований кожи, выявленных в исследовании, представлена в таблице 1.

Таблица 1. Клинические характеристики больных с подозрительными на первично-множественные меланомы образованиями кожи
Table 1. Clinical patient profile in suspected primary multiple melanoma

Характеристика пациентов

Пациенты с меланомой, n = 148

Пациенты без меланомы

(контрольная группа), n = 141

Средний возраст (мин-макс)

66,7 (18–94)

59,4 (23–92)

Пол

 

 

Мужской

58 (39,2 %)

34 (33,7 %)

Женский

90 (60,8 %)

67 (66,3 %)

Социально-экономический статус

Не работает

96 (64,9 %)

74 (73,3 %)

Физический труд

14 (9,4 %)

13 (12,9 %)

Интеллектуальный труд

38 (25,7 %)

14 (13,8 %)

Цвет кожи

 

 

Светлый

126 (85,1 %)

87 (86,1 %)

Темный

21 (14,9 %)

14 (13,9 %)

Сочетание с невусами

 

 

Да

42 (26,8 %)

28 (27,7 %)

Нет

106 (73,2 %)

73 (72,3 %)

Число подозрительных образований на коже (среднее)

1

114 (77,0 %)

81 (80,2 %)

≥ 2

34 (33,0 %)

20 (19,8 %)

Локализация подозрительных образований

Поясничная область

18 (12,1 %)

10 (9,9 %)

Грудная стенка

12 (8,1 %)

9 (8,9 %)

Спина

27 (18,2 %)

11 (10,9 %)

Нижняя конечность

26 (17,6 %)

31 (30,7 %)

Верхняя конечность

9 (6,0 %)

2 (2,0 %)

Передняя брюшная стенка

26 (17,6 %)

11 (10,9 %)

Другие области

30 (20,4 %)

27 (26,7 %)

 

На основании первичного диагноза больные были разделены на две группы: исследуемая группа — больные с верифицированной злокачественной меланомой кожи, госпитализированные в онкологический центр для проведения хирургического этапа лечения, и контрольная группа — больные без установленного диагноза злокачественной меланомы кожи, госпитализированные для лечения других злокачественных новообразований.

Средний возраст больных, включенных в исследуемую группу, составил 66,7 года (минимально — 18, максимально — 94), в то время как в контрольной — 59,4 (минимально — 23,1, максимально — 92,3). В обеих группах преобладали женщины: 90 (60,8 %), 67 (66,3 %). Светлый цвет кожи в исследуемой группе пациентов был у 126 (85,1 %), в контрольной — у 87 (86,1 %). Одно подозрительное образование было выявлено у 114 (77,0 %) больных, 2 и более — у 34 (33,0 %). В контрольный группе определены аналогичные показатели: 28 (27,7 %) и 73 (72,3 %).

При сравнительном анализе клинико-морфологических особенностей образований кожи, полученных при осмотре и верификации в контрольной группе, обращает на себя внимание то, что наиболее частыми вариантами, выявленными у 23,4 % (33/141) и 22 % (31/141) пациентов были пигментные невусы и себорейный кератоз соответственно. Несколько реже выявлялись дерматофибросаркомы — у 17/141 (12,1 %) больных, гемангиомы и кератомы — у 15/141 (10,6 %) больных каждый из вариантов, а также базальноклеточный рак — 14/141 (9,9 %). Большая часть выявленных образований локализовалась на бедрах (23/141 — 16,3 %) и передней брюшной стенке (22/141 — 15,6 %). Немного реже образования локализовались на спине — у 21/141 больных (14,9 %), верхних конечностях — 21/141 (14,9 %), голенях — 20/141 (14,2 %).

В экспериментальной группе доброкачественные образования кожи были выявлены практически у всех пациентов. Как и в контрольной группе, наиболее часто образования были расценены как себорейный кератоз (45/148 больных), пигментный невус (29/148), а также дерматофиброма (18/148). Локализовались большинство образований также на спине (41/148 — 27,7 %), поясничной области (24/148 — 16,2 %), верхних конечностях (22/148 — 14,9 %). Несколько более редкими локализациями образований в исследуемой группе были бедра (15/148 — 10,1 %), голень (12/148 — 8,1 %), стопа (11/148 — 7,4 %). Клинические характеристики групп представлены в таблице 2.

Таблица 2. Сравнительная таблица клинических характеристик образований кожи, выявленных у больных при осмотре
Table 2. Clinical comparison of examined skin neoplasms

Характеристика

Контрольная группа, n = 141

Исследуемая группа, n = 148

Локализация подозрительных образований

Поясничная область

11 (7,8 %)

24 (16,2 %)

Грудная стенка

12 (8,5 %)

7 (4,7 %)

Спина

21 (14,9 %)

41 (27,7 %)

Бедро

23 (16,3 %)

15 (10,1 %)

Верхняя конечность

21 (14,9 %)

22 (14,9 %)

Передняя брюшная стенка

22 (15,6 %)

6 (4,1 %)

Стопа

6 (4,3 %)

11 (7,4 %)

Голень

20 (14,2 %)

12 (8,1 %)

Другие области

5 (3,5 %)

10 (6,8 %)

Гистологическая форма подозрительных образований

Диспластический невус

9 (6,4 %)

29 (19,6 %)

Себорейный кератоз

31 (22,0 %)

45 (30,4 %)

Базальноклеточный рак

14 (9,9 %)

7 (4,7 %)

Пигментный невус

33 (23,4 %)

29 (19,6 %)

Кератома

15 (10,6 %)

6 (4,1 %)

Гемангиома

15 (10,6 %)

6 (4,1 %)

Дерматофиброма

17 (12,1 %)

18 (12,2 %)

Другие формы

7 (5,0 %)

9 (6,1 %)

Существенных различий в возрасте, социально-экономическом статусе (р = 0,401), цвете кожи (р = 0,151), числе (р = 0,417) подозрительных образований между группами выявлено не было. При этом группы различались по профилю гистологических форм образований (p = 0,001) и их локализации (p = 0,022).

В исследуемой группе вторая синхронная меланома была выявлена у 17 пациентов, в то же время в контрольной группе первичных меланом выявлено не было. Таким образом, частота первично-множественных синхронных меланом кожи составила 11,5 % против 0 % в контрольной, что позволяет считать альтернативную гипотезу о более высокой вероятности второй меланомы доказанной.

С целью определения факторов, позволяющих предсказать вероятность появления второй меланомы, был проведен дополнительный анализ основных клинических факторов (табл. 3) и характеристик опухолевого процесса (табл. 4).

Таблица 3. Сравнительная клиническая характеристика больных с солитарной меланомой и первично-множественными меланомами кожи
Table 3. Comparative clinical patient profile in solitary and multiple primary skin melanoma

Характеристика

Солитарная меланома, n = 132

Первично-множественная меланома, n = 17

p

Возраст

65,1

63,9

 

Пол

 

 

0,743

Мужской

47 (35,6 %)

7 (41,2 %)

 

Женский

85 (64,4 %)

10 (58,8 %)

 

Цвет кожи

 

 

0,495

Светлый

115 (87,1 %)

14 (82,4 %)

 

Темный

17 (12,9 %)

3 (17,6 %)

 

Социально-экономический статус

0,168

Не работает

88 (66,7 %)

10 (58,8 %)

 

Интеллектуальный труд

36 (27,3 %)

5 (29,4 %)

 

Физический труд

8 (6,0 %)

2 (11,7 %)

 

Таблица 4. Сравнительная клиническая характеристика солитарных и множественных меланом
Table 4. Clinical comparison of solitary and multiple melanomas

Характеристика

Меланома у больного с солитарной меланомой, n = 132

Первая меланома у больного с ПММ, n = 17

p

Вторая меланома у больного с ПММ, n = 17

Третья меланома у больного с ПММ, n = 2

Стадия

 

 

0,007

 

 

pTisN0

13 (9,8 %)

1 (5,9 %)

 

5 (29,4 %)

1 (50 %)

рТ1аN0

19 (14,4 %)

8 (47,1 %)

 

7 (41,2 %)

 

рТ1bN0

11 (8,3 %)

1 (5,9 %)

 

0

 

рТ2аN0

15 (11,4 %)

1

 

2 (11,8 %)

 

рТ2bN0

7 (5,3 %)

1 (5,9 %)

 

0

1 (50 %)

рТ3аN0

9 (6,8 %)

1 (5,9 %)

 

1 (5,9 %)

 

рТ3bN0

12 (9,1 %)

0

 

0

 

рT4aN0

21 (15,9 %)

1 (5,9 %)

 

1 (5,9 %)

 

рT4aN2b

4 (3,0 %)

0

 

0

 

рT4aN3

3 (2,3 %)

0

 

0

 

рT4bN0

15 (11,4 %)

2 (11,8 %)

 

1 (5,9 %)

 

рT4bN2

3 (2,3 %)

1 (5,9 %)

 

0

 

Локализация первичной опухоли

0,000

 

 

Голова и шея

2 (1,5 %)

3 (30 %)

 

0

 

Туловище

71 (53,8 %)

3 (30 %)

 

10 (58,8 %)

 

Конечности

59 (44,7 %)

4 (40 %)

 

7 (41,2 %)

 

При рассмотрении особенностей каждой из клинических групп обращает на себя внимание, что у больных с единичным характером кожных образований, несмотря на визуальный характер описываемой нозологии, заболевание было выявлено со сходной частотой на ранних (рТ1/Т2 — 52/132 (39,4 %)) и поздних (рT3/Т4 — 67 (50,7 %)) стадиях. В то время как в группе синхронных множественных образований значительно чаще вторые опухоли были выявлены на самых ранних стадиях (рТ1аN0 — 8/17 (47,1 %)). При статистическом анализе различий в клинических характеристиках между группой с одной и несколькими меланомами методом хи-квадрат обращает на себя внимание то, что первые меланомы, по поводу которых больной обратился за медицинской помощью, были несколько более распространенными у больных с наличием синхронных опухолей (30 % pT4 — p = 0,007), существенно чаще локализовались на коже головы и шеи (р < 0,001), а также чаще принадлежали к гистологической форме лентиго (20 % среди больных со второй синхронной опухолью против 1,1 % среди больных с солитарной меланомой — р = 0,001). Клинические особенности пациентов с синхронными опухолями представлены в таблице 5.

Таблица 5. Индивидуальные характеристики пациентов с первично-множественными меланомами
Table 5. Patients with multiple primary skin melanoma

№ п/п

Пол

Возраст

ПММ

 

Стадия

BRAS/NRAS

Локализация опухоли

ГИ

Бреслоу

Ульцерация

6

М

66,84

син

№1

pT4bN0M0

BRAF V600E

туловище

нодулярная

> 4 мм

да

№2

pT1aN0M0

NRAS Q61K

туловище

поверхностная

<1 мм

нет

11

Ж

63,59

син

№1

pT3aN0M0

wt

конечность

нодулярная

1–4 мм

нет

№2

pT4aN0M0

wt

конечность

акральная

> 4 мм

нет

26

М

66,87

син

№1

pTisN0M0

wt

туловище

in situ

0 мм

нет

№2

pTisN0M0

wt

туловище

in situ

0 мм

нет

30

Ж

42,04

син

№1

pT4bN0M0

BRAF V600E

туловище

нодулярная

> 4 мм

да

№2

pT2bN0M0

BRAF V600E

туловище

нодулярная

1–4 мм

да

№3

pT4bN0M0

BRAF V600E

конечность

нодулярная

> 4 мм

да

45

Ж

64,91

син

№1

pT1aN0M0

NRAS Q61R

конечность

поверхностная

<1 мм

нет

№2

pT1aN0M0

BRAF V600E

конечность

поверхностная

<1 мм

нет

48

М

78,80

син

№1

pT4bN2M0

BRAF V600E

туловище

нодулярная

> 4 мм

да

№2

pT1aN0M0

NRAS Q61R

конечность

поверхностная

<1 мм

нет

61

Ж

81,07

син

№1

pTрецN0M0

wt

конечность

рец

рец

рец

№2

pT2aN0M0

wt

конечность

поверхностная

1–4 мм

нет

69

Ж

34,80

син

№1

pT1N0M0

wt

конечность

поверхностная

<1 мм

нет

№2

pTisN0M0

wt

конечность

in situ

0 мм

нет

90

Ж

46,65

син

№1

pT1aN0M0

NA

туловище

поверхностная

<1 мм

нет

№2

pT1aN0M0

NA

туловище

поверхностная

<1 мм

нет

№ п/п

Пол

Возраст

ПММ

 

Стадия

BRAS/NRAS

Локализация опухоли

ГИ

Бреслоу

Ульцерация

99

М

92,84

син

№1

pT1aN0M0

NA

туловище

поверхностная

<1 мм

нет

№2

pTisN0M0

NA

туловище

in situ

0 мм

нет

108

Ж

61,45

син

№1

pT1aN0M0

NA

конечность

нодулярная

<1 мм

нет

№2

pT1aN0M0

NA

туловище

поверхностная

<1 мм

нет

122

М

65,37

син

№1

pT1aN0M0

NA

туловище

поверхностная

<1 мм

нет

№2

pTisN0M0

NA

шея

in situ

0 мм

нет

123

М

78,67

син

№1

pT4aN0M0

NA

туловище

поверхностная

> 4 мм

нет

№2

pTisN0M0

NA

туловище

in situ

0 мм

нет

№3

pTisN0M0

NA

конечность

in situ

0 мм

нет

130

М

77,32

син

№1

pT1aN0M0

NA

туловище

поверхностная

<1 мм

нет

№2

pT1aN0M0

NA

туловище

поверхностная

<1 мм

нет

139

М

66,84

мет

№1

pT1aN0M0

NA

туловище

поверхностная

<1 мм

нет

№2

pT1aN0M0

NA

конечность

поверхностная

<1 мм

нет

143

М

79,21

син

№1

pT4bN3M0

NA

конечность

нодулярная

> 4 мм

да

№2

pT1aN0M0

NA

туловище

поверхностная

<1 мм

нет

145

М

18,37

син

№1

pT2aN0M0

NA

туловище

лентиго

1–4 мм

нет

№2

pT2aN0M0

NA

туловище

поверхностная

1–4 мм

нет

Из 17 пациентов две меланомы были выявлены у 15 больных, а три — у двух.

Целью данной работы было подтвердить более высокую вероятность возникновения меланом у больных с гистологически подтвержденной меланомой. Так, уже представленные в литературе данные говорят о частоте первично-множественных пигментных опухолей кожи от 0,2 до 10 %, а более поздние работы — и о более высокой, 17–20 % [12][14]. Принципиальной особенностью нашего исследования явилось изучение частоты синхронных пигментных образований кожи. Так, на основании включенной в работу группы больных с первичной меланомой кожи и другими солидными опухолями нам удалось доказать высокую вероятность выявления синхронных образований — 11 %.

Вне всякого сомнения, данное наблюдение должно иметь принципиальное значение для более детального осмотра и обследования пациентов с уже выявленной меланомой кожи. Крайне важной особенностью вторых образований, выявленных в ходе тотального осмотра кожных покровов во время обследования по поводу первично выявленной меланомы, является возможность выявления вторых и последующих образований на более ранних стадиях. В нашей работе 29 % вторых образований носили характер in situа 41,2 % — рТ1а, что подтверждает установленные ранее закономерности [9][10][13][14]. Вне всякого сомнения, выявление образований на более ранних этапах позволит не только существенно снизить показатели смертности от данной патологии, но и избавить значимое число пациентов от дополнительного лекарственного лечения.

Заключение

Проведение тотального осмотра кожных покровов всем пациентам как во время лечения первично выявленного пигментного образования, так и во время последующего длительного наблюдения должно являться неотъемлемым этапом обследования для пациентов с однократно выявленной меланомой кожи.

Список литературы

1. Shih S., Dai C., Shih T., Khachemoune A. multiple primary melanomas occurring around the same time: a review of terminology and implications. J Drugs Dermatol. 2020;19(5):471–4. PMID: 32484627

2. Sacchetto L., Zanetti R., Comber H., Bouchardy C., Brewster D.H., Broganelli P., et al. Trends in incidence of thick, thin and in situ melanoma in Europe. Eur J Cancer. 2018;92:108–18. DOI: 10.1016/j.ejca.2017.12.024

3. Hwa C., Price L.S., Belitskaya-Levy I., Ma M.W., Shapiro R.L., Berman R.S., et al. Single versus multiple primary melanomas: old questions and new answers. Cancer. 2012;118(17):4184–92. DOI: 10.1002/cncr.27407

4. Moore M.M., Geller A.C., Warton E.M., Schwalbe J., Asgari M.M. Multiple primary melanomas among 16,570 patients with melanoma diagnosed at Kaiser Permanente Northern California, 1996 to 2011. J Am Acad Dermatol. 2015;73(4):630–6. DOI: 10.1016/j.jaad.2015.06.059

5. Simberg-Danell C., Lyth J., Månsson-Brahme E., Frohm-Nilsson M., Carstensen J., Hansson J., et al. Prognostic factors and disease-specific survival among immigrants diagnosed with cutaneous malignant melanoma in Sweden. Int J Cancer. 2016;139(3):543–53. DOI: 10.1002/ijc.30103

6. Aitken J.F., Youlden D.R., Baade P.D., Soyer H.P., Green A.C., Smithers B.M. Generational shift in melanoma incidence and mortality in Queensland, Australia, 1995–2014. Int J Cancer. 2018;142(8):1528–35. DOI: 10.1002/ijc.31141

7. Tripp M.K., Watson M., Balk S.J., Swetter S.M., Gershenwald J.E. State of the science on prevention and screening to reduce melanoma incidence and mortality: The time is now. CA Cancer J Clin. 2016;66(6):460–80. DOI: 10.3322/caac.21352

8. Claeson M., Holmström P., Hallberg S., Gillstedt M., Gonzalez H., Wennberg A.M., et al. Multiple primary melanomas: a common occurrence in Western Sweden. Acta Derm Venereol. 2017;97(6):715–9. DOI: 10.2340/00015555-2598

9. Ungureanu L., Zboraș I., Vasilovici A., Vesa Ș., Cosgarea I., Cosgarea R., et al. Multiple primary melanomas: Our experience. Exp Ther Med. 2021;21(1):88. DOI: 10.3892/etm.2020.9520

10. Alhatem A., Lambert W.C., Schwartz R.A., Chokshi R.J. Multiple thick nodular melanoma: differentiating multiple primaries from the metastasis of a previous single melanoma. Balkan Med J. 2019;36(6):364–5. DOI: 10.4274/balkanmedj.galenos.2019.2019.4.115

11. McCaul K.A., Fritschi L., Baade P., Coory M. The incidence of second primary invasive melanoma in Queensland, 1982-2003. Cancer Causes Control. 2008;19(5):451–8. DOI: 10.1007/s10552-007-9106-5

12. Savoia P., Osella-Abate S., Deboli T., Marenco F., Stroppiana E., Novelli M., et al. Clinical and prognostic reports from 270 patients with multiple primary melanomas: a 34-year single-institution study. J Eur Acad Dermatol Venereol. 2012;26(7):882–8. DOI: 10.1111/j.1468-3083.2011.04181.x

13. Nosrati A., Yu W.Y., McGuire J., Griffin A., de Souza J.R., Singh R., et al. Outcomes and risk factors in patients with multiple primary melanomas. J Invest Dermatol. 2019;139(1):195–201. DOI: 10.1016/j.jid.2018.07.009

14. Helgadottir H., Isaksson K., Fritz I., Ingvar C., Lapins J., Höiom V., et al. Multiple primary melanoma incidence trends over five decades: a nationwide population-based study. J Natl Cancer Inst. 2021;113(3):318–28. DOI: 10.1093/jnci/djaa088

15. Grossman D., Farnham J.M., Hyngstrom J., Klapperich M.E., Secrest A.M., Empey S., et al. Similar survival of patients with multiple versus single primary melanomas based on Utah Surveillance, Epidemiology, and End Results data (1973–2011). J Am Acad Dermatol. 2018;79(2):238–44. DOI: 10.1016/j.jaad.2018.02.055


Об авторах

В. В. Егоренков
Санкт-Петербургский клинический научно-практический центр специализированных видов медицинской помощи (онкологический)
Россия

Егоренков Виталий Викторович — к.м.н., заместитель директора по медицинской части (по хирургической помощи)

Россия, Санкт-Петербург



Ф. В. Моисеенко
Санкт-Петербургский клинический научно-практический центр специализированных видов медицинской помощи (онкологический); Северо-Западный государственный медицинский университет имени И.И. Мечникова; Национальный медицинский исследовательский центр онкологии имени Н.Н. Петрова
Россия

Моисеенко Федор Владимирович — д.м.н., профессор, онкологическое химиотерапевтическое (противоопухолевой лекарственной терапии) биотерапии отделение, кафедра онкологии

Россия, Санкт-Петербург



Н. М. Волков
Санкт-Петербургский клинический научно-практический центр специализированных видов медицинской помощи (онкологический)
Россия

Волков Никита Михайлович — к.м.н., отделения химиотерапевтического и радиотерапевтического профилей

Россия, Санкт-Петербург



М. С. Молчанов
Санкт-Петербургский клинический научно-практический центр специализированных видов медицинской помощи (онкологический)
Россия

Молчанов Максим Сергеевич — отделение кожи, костей и мягких тканей

Россия, Санкт-Петербург



М. С. Равкина
Санкт-Петербургский клинический научно-практический центр специализированных видов медицинской помощи (онкологический)
Россия

Равкина Мария Сергеевна — отделение кожи, костей и мягких тканей

Россия, Санкт-Петербург



Н. Х. Абдулоева
Санкт-Петербургский клинический научно-практический центр специализированных видов медицинской помощи (онкологический)
Россия

Абдулоева Нуринисо Хамдуллоевна — к.м.н., амбулаторно-консультативное отделение

Россия, Санкт-Петербург



А. В. Линец
Северо-Западный государственный медицинский университет имени И.И. Мечникова
Россия

Линец Алла Владимировна — консультативно-диагностическое отделение микологической клиники

Россия, Санкт-Петербург



В. Р. Хайрутдинов
Военно-медицинская академия имени С.М. Кирова
Россия

Хайрутдинов Владислав Ринатович — д.м.н., доцент, кафедра и клиника кожных и венерических болезней

Россия, Санкт-Петербург



М. С. Аксенов
Санкт-Петербургский клинический научно-практический центр специализированных видов медицинской помощи (онкологический)
Россия

Аксенов Михаил Сергеевич — отделение кожи, костей и мягких тканей

Россия, Санкт-Петербург



В. М. Моисеенко
Санкт-Петербургский клинический научно-практический центр специализированных видов медицинской помощи (онкологический)
Россия

Моисеенко Владимир Михайлович — д.м.н., профессор, директор

Россия, Санкт-Петербург



Для цитирования:


Егоренков В.В., Моисеенко Ф.В., Волков Н.М., Молчанов М.С., Равкина М.С., Абдулоева Н.Х., Линец А.В., Хайрутдинов В.Р., Аксенов М.С., Моисеенко В.М. Проспективное сравнительное исследование частоты синхронных первично-множественных меланом у больных с солитарной меланомой. Креативная хирургия и онкология. 2021;11(2):118-124. https://doi.org/10.24060/2076-3093-2021-11-2-118-124

For citation:


Egorenkov V.V., Moiseenko F.V., Volkov N.M., Molchanov M.S., Ravkina M.S., Abduloeva N.Kh., Linets A.V., Khairutdinov V.R., Aksenov M.S., Moiseyenko V.M. Incidence of Synchronous Multiple Primary Melanoma in Patients with Solitary Melanoma: a Prospective Comparative Study. Creative surgery and oncology. 2021;11(2):118-124. (In Russ.) https://doi.org/10.24060/2076-3093-2021-11-2-118-124

Просмотров: 122


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 2307-0501 (Print)
ISSN 2076-3093 (Online)