Preview

Креативная хирургия и онкология

Расширенный поиск

Прогностическое значение мутаций в генах BRCA1 и BRCA2 при раке предстательной железы (обзор литературы)

https://doi.org/10.24060/2076-3093-2021-11-2-183-187

Полный текст:

Аннотация

Во всем мире наблюдается значительный рост злокачественных новообразований предстательной железы. Большое количество пациентов на момент выявления заболевания являются неоперабельными. Выбор правильной тактики лечения является сложной задачей на сегодняшний день. Метастатический кастрационно-резистентный рак предстательной железы в настоящее время остается смертельным заболеванием с плохим прогнозом, но с каждым годом список химиотерапевтических препаратов и ингибиторов передачи сигналов андрогеновых рецепторов расширяется и достигаются определенные успехи в лечении пациентов с данным заболеванием. Многочисленные исследования показывают, что во многих случаях неблагоприятный прогноз у пациентов связан с герминальными мутациями или приобретенными дефектами в генах репарации ДНК. Среди дефектов ДНК мутации в генах BRCA1 и BRCA2 имеют важные клинические последствия для исхода заболевания у пациента. Мутации в этих генах связаны с неблагоприятными клиническими проявлениями в первичных опухолях и с плохими результатами лечения у пациентов с метастатическим кастрационно-резистентным раком предстательной железы. В данном обзоре делается попытка описать мутации в генах BRCA1/2 при раке предстательной железы, сосредоточив внимание на их прогностической роли.

Для цитирования:


Логинова М.В., Павлов В.Н., Гилязова И.Р. Прогностическое значение мутаций в генах BRCA1 и BRCA2 при раке предстательной железы (обзор литературы). Креативная хирургия и онкология. 2021;11(2):183-187. https://doi.org/10.24060/2076-3093-2021-11-2-183-187

For citation:


Loginova M.V., Pavlov V.N., Gilyazova I.R. Prognostic Value of BRCA1 and BRCA2 Gene Mutations in Prostate Cancer: a Literature Review. Creative surgery and oncology. 2021;11(2):183-187. (In Russ.) https://doi.org/10.24060/2076-3093-2021-11-2-183-187

Введение

Рак предстательной железы (РПЖ) является вторым по распространенности новообразованием у мужчин во всем мире и второй по значимости причиной смерти от рака в западных странах [1]. В США ежегодно регистрируется 165 000 новых случаев заболевания и 29 000 смертей из-за РПЖ [2]. По данным исследований, медианное значение общей выживаемости составило примерно 42,1 месяца, выживаемость без неблагоприятных исходов всего 11,2 месяца у пациентов с метастатическим гормоночувствительным РПЖ [3]. Несмотря на значительный прогресс в лечении РПЖ, течение заболевания у пациентов с метастатическим кастрационно-резистентным раком предстательной железы (мКРРПЖ) остается неблагоприятным, а медиана общей выживаемости составляет от 18 до 36 месяцев [4]. Лучшее понимание генетической составляющей пациентов с мКРРПЖ является важной медицинской необходимостью для более точной постановки диагноза и определения прогноза заболевания, а также для определения правильной тактики лечения [5].

РПЖ — одна из наиболее наследуемых опухолей человека [6]. Примерно у 90 % пациентов с мКРРПЖ наблюдаются клинически значимые герминальные и соматические мутации [7]. Дефекты репарации повреждений ДНК (damage repair defects, DDR) наблюдаются в 25 % случаев, причем мутации в гене BRCA2 представляют собой наиболее частое явление [8]. Наследственные мутации в генах BRCA1/2 связаны с повышенным риском развития рака молочной железы, яичников, предстательной железы и других видов рака [9]. Гены DDR участвуют в механизмах поддержания стабильности генома, восстановления аберраций ДНК во время клеточного цикла, обеспечения правильного деления митотических клеток и распределения геномного материала по дочерним клеткам [10]. Чтобы устранить угрозы, вызванные повреждением ДНК, в клетках происходят процессы с реакциями на повреждение ДНК, которые обнаруживают повреждения ДНК, сигнализируют об их наличии и способствуют их восстановлению [11]. Если степень повреждения ДНК превышает репарационную способность, альтернативные пути передачи сигналов приводят к апоптозу потенциально опасных мутировавших клеток [12]. Для того чтобы справиться с разными повреждениями ДНК, задействовано несколько путей репарации ДНК, и они обычно происходят в рамках общей программы [13]. BRCA1/2 — это белок, кодируемый основным онкогеном, ответственным за восприимчивость к раку молочной железы и яичников, который играет важную роль в системе гомологичной рекомбинации (HR), работая одновременно с несколькими ферментами для защиты генома от двойных разрывов цепи ДНК [14]. Мутации в гене BRCA2 — негативный прогностический фактор, связанный с короткой выживаемостью без метастазов (short metastasis-free survival, MFS) и канцер-спе­цифической выживаемостью (cancer-specific survival, CSS) у пациентов с мКРРПЖ [15].

В обзоре представлена информация о мутациях у пациентов, страдающих РПЖ, в генах BRCA1/2, которые играют важную прогностическую роль в течении заболевания, а также имеют большое значение для идентификации наследственного рака и проведения генетического консультирования [16][17].

Распространенность мутаций в генах BRCA1/2 при РПЖ

Частота возникновения герминальных мутаций в генах DDR среди мужчин с метастатическим РПЖ колеблется от 11 до 33 %, что значительно выше, чем у мужчин с локализованным РПЖ [18]. В одном из исследований было выявлено, что 11 % из 692 пациентов с метастатическим РПЖ имеют наследственные мутации в 16 генах DDR [19]. Наиболее часто мутации выявлялись в генах BRCA2 (5,3 %), затем ATM (1,6 %), CHEK2 (1,9 %), BRCA1 (0,9 %) и RAD51 (0,4 %) [20][21]. Частота мутаций не различалась в зависимости от семейного анамнеза РПЖ или возраста на момент постановки диагноза [22]. В результате секвенирования было выявлено, что 23 % из 150 биопсий мКРРПЖ имели мутации в генах DDR [23]. Мутации в гене BRCA2 составляют 13 % образцов, в гене ATM — 7,3 %, MSH2 — 2 %, BRCA1FANCAMLH1 и RAD51 — по 0,3 % [24].

Некоторые исследования показали, что геномный ландшафт мКРРПЖ отличается от локализованного РПЖ [25]. При анализе 680 первичных опухолей и 333 био­псий мКРРПЖ были идентифицированы дефекты зародышевых линий и/или соматические дефекты в генах DDR в 10 % первичных опухолей и 27 % метастатических образцов [26]. Различный молекулярный профиль при локализованном РПЖ и метастатическом поражении может быть прямым следствием эволюции опухоли или быть таковым после проведенной химиотерапии [27]. Однако небольшие субпопуляции вариантных клонов могут уже присутствовать в первичных опухолях и способны увеличиваться при развитии метастатического заболевания [28].

Полученные данные говорят о том, что выполнение биопсии предстательной железы может быть необходимым для определения пациентов с мутациями в генах DDR, что позволит избежать повторных биопсий метастатических поражений, которые потенциально опасны и требуют больших затрат времени на их проведение [29, 30].

Клинические последствия мутаций в генах BRCA1/2 при раке предстательной железы

РПЖ является клинически неоднородным заболеванием [31]. Пациенты могут по-разному отвечать на лечение, что ведет к различным клиническим результатам [32]. Сложившаяся клиническая изменчивость может отражать молекулярную гетерогенность [33]. Следовательно, молекулярное профилирование может иметь существенное трансляционное значение, позволяя отличать пациентов с вялотекущим течением РПЖ от пациентов со смертельным исходом [34]. В нескольких клинических исследованиях рассматривалась прогностическая роль мутаций в генах BRCA1/2 при локализованном РПЖ и у мужчин с мКРРПЖ, получающих стандартную терапию [35]. В ретроспективном исследовании мутации в генах BRCA1/2 коррелировали с более высоким баллом по шкале Глисона, поражением лимфатических узлов, метастатическим поражением и стадией T3/4 [36]. Мутации в гене BRCA2 являлись независимым прогностическим фактором, который был связан с худшими результатами проведенного лечения [37]. При локализованном РПЖ 5-летняя канцер-специфическая выживаемость (CSS) и короткая выживаемость без метастазов (MFS) были значительно меньше у носителей мутаций в гене BRCA2, чем у пациентов с отсутствием данной мутации (82 % против 96 % и 77 % против 93 % соответственно) [38][39]. Учитывая противоречивые результаты, продолжаются исследования по изучению влияния мутаций в гене BRCA2 на исход заболевания у пациентов с мКРРПЖ, получавших стандартное лечение [40].

Все проведенные исследования предполагают, что выбор терапии первой линии может повлиять на исход заболевания у мужчин с мутациями в гене BRCA2 и также подтвердить роль BRCA2 как прогностического биомаркера для выбора терапии первой линии у пациентов с мКРРПЖ.

Актуальность тестирования герминальных мутаций и генетического консультирования

Высокая частота распространенности мутаций в генах DDR и большое клиническое значение их прогностической роли привели к тому, что в международных руководствах были внедрены рекомендации по генетическому тестированию [41]. В настоящее время рекомендовано тестировать всех пациентов с любым метастатическим РПЖ, а также всех пациентов с положительным семейным анамнезом РПЖ или пациентов с наследственным синдромом рака молочной железы и яичников (HBOC) либо с синдромом Линча [42]. При метастатическом РПЖ необходимо проводить тестирование герминальных и соматических мутаций, а также использовать большие панели генов, но приоритетным является определение мутаций в клинически значимых генах, таких как BRCA2BRCA1и генах репарации ДНК [43]. Кроме того, если в генах BRCA2 или BRCA1 идентифицированы соматические мутации, анализ герминальных мутаций проводится для определения последствий для всех родственных членов семьи [44]. Пациентам с неметастатическим РПЖ предлагается использовать тестирование, которое состоит из начального тестирования приоритетных генов с последующим расширенным тестированием, с особым акцентом на анализе мутаций в гене BRCA2 для персонализации стратегии активного наблюдения [45]. Также рекомендовано проведение генетического тестирования (анализ соматических и герминальных мутаций) для пациентов с высоким, очень высоким риском, регионарным и метастатическим РПЖ или с положительным семейным анамнезом рака [46]. По рекомендациям Европейского общества медицинской онкологии (ESMO) необходимо проведение скрининга герминальных мутаций для всех пациентов с метастатическим РПЖ и рассмотрение возможности генетического тестирования у пациентов с локализованным РПЖ и семейным анамнезом, позволяющим предположить наследственную предрасположенность к раку [47].

Заключение

Несмотря на большое количество лекарственных препаратов для лечения пациентов с мКРРПЖ, РПЖ остается летальным заболеванием с плохим прогнозом. На данный момент молекулярно-генетическая гетерогенность заболевания имеет большую доказательную базу у множества пациентов. Генетическая характеристика больных с мКРРПЖ должна интегрироваться в клинике для выбора пациентов, которые с большей вероятностью будут реагировать на таргетные агенты, что минимизирует возникновение токсичности от лекарственных препаратов. Многочисленные исследования подчеркивают, что BRCA2 является независимым прогностическим фактором, связанным с более короткой канцер-специфической выживаемостью (CSSу пациентов с мКРРПЖ, а выбор препаратов для первой линии лечения может влиять на исход заболевания у носителей мутаций в гене BRCA2. Определение мутаций генов BRCAпозволит определить узкую, но чрезвычайно важную группу пациентов, которые могут иметь неблагоприятный прогноз течения заболевания. Возрастающая роль BRCA2 подчеркивает важность выполнения генетического консультирования и мультидисциплинарного подхода к ведению пациентов с РПЖ. Как и в случае других видов онкологических заболеваний, индивидуальный подход к лечению таких пациентов является ведущим направлением в современной онкологии.

Список литературы

1. Fitzmaurice C., Allen C., Barber R.M., Barregard L., Bhutta A.Z., Brenner H., et al. Global, regional, and national cancer incidence, mortality, years of life lost, years lived with disability, and disability-adjusted lifeyears for 32 cancer groups, 1990 to 2015: a systematic analysis for the global burden of disease study. JAMA Oncol. 2017;3(4):524–48. DOI: 10.1001/jamaoncol.2016.5688

2. Siegel R.L., Miller K.D., Jemal A. Cancer statistics, 2018. CA: A Cancer J Clin. 2018;68(1):7–30. DOI: 10.3322/caac.21442

3. James N.D., Sydes M.R., Clarke N.W., Mason M., Dearnaley D., Spears M., et al. Addition of docetaxel, zoledronic acid, or both to first-line long-term hormone therapy in prostate cancer (STAMPEDE): survival results from an adaptive, multiarm, multistage, platform randomised controlled trial. Lancet. 2016;387(10024):1163–77. DOI: 10.1016/s0140-6736(15)01037-5

4. Gillessen S., Omlin A., Attard G., Bono J., Efstathiou E., Fizazi K., et al. Management of patients with advanced prostate cancer: recommendations of the St Gallen Advanced Prostate Cancer Consensus Conference (APCCC) 2015. Ann Oncol. 2015;26(8):1589–604. DOI: 10.1093/annonc/mdv257

5. Byrski T., Gronwald J., Huzarski T., Grzybowska E., Budryk M., Stawicka M., et al. Pathologic complete response rates in young women with BRCA1-positive breast cancers after neoadjuvant chemotherapy. J Clin Oncol. 2010;28(3):375–9. DOI: 10.1200/JCO.2008.20.7019

6. Mucci L.A., Hjelmborg J.B., Harris J.R., Czene K., Havelick D, Scheikeet T., et al. Familial risk and heritability of cancer among twins in Nordic Countries. JAMA. 2016;315(1):68–76. DOI: 10.1001/jama.2015.17703

7. Robinson D., Van Allen E.M., Wu Y.M., Schultz N., Lonigro R., Mosquera J-M., et al. Integrative clinical genomics of advanced prostate cancer. Cell. 2015;162(2):454. DOI: 10.1016/j.cell.2015.06.053

8. Kote-Jarai Z., Leongamornlert D., Saunders E., Tymrakiewicz M., Castro E., Mahmud N., et al. BRCA2 is a moderate penetrance gene contributing to young-onset prostate cancer: implications for genetic testing in prostate cancer patients. Br J Cancer. 2011;105(8):1230–4. DOI: 10.1038/bjc.2011.383

9. Eeles R., Goh C., Castro E., Bancroft E., Guy M., Olama A., et al. The genetic epidemiology of prostate cancer and its clinical implications. Nat Rev Urol. 2014;11(1):18–31. DOI: 10.1038/nrurol.2013.266

10. Reinhardt H.C., Yaffe M.B. Phospho-Ser/Thr-binding domains: navigating the cell cycle and DNA damage response. Nat Rev Mol Cell Biol. 2013;14(9):563–80. DOI: 10.1038/nrm3640

11. Sáez G.T. DNA Injury and Repair Systems. Int J Mol Sci. 2018;19(7):1902. DOI: 10.3390/ijms19071902

12. Reinhardt H.C., Schumacher B. The p53 network: cellular and systemic DNA damage responses in aging and cancer. Trends Genet. 2012;28(3):128–36. DOI: 10.1016/j.tig.2011.12.002

13. Dietlein F., Thelen L., Reinhardt H.C. Cancer-specific defects in DNA repair pathways as targets for personalized therapeutic approaches. Trends Genet. 2014;30(8):326–39. DOI: 10.1016/j.tig.2014.06.003

14. Yu K., Shao Z. Initiation, evolution, phenotype and outcome of BRCA1 and BRCA2 mutation-associated breast cancer. Nat Rev Cancer. 2012;12(5):372–3. DOI: 10.1038/nrc3181-c1

15. Castro E., Goh C., Olmos D., Saunders E., Leongamornlert D., Tymrakiewicz M., et al. Germline BRCA mutations are associated with

16. higher risk of nodal involvement, distant metastasis, and poor survival outcomes in prostate cancer. J Clin Oncol. 2013;31(14):1748–57. DOI: 10.1200/jco.2012.43.1882

17. Antonarakis E.S., Lu C., Luber B., Liang C., Wang H., Chen Y., et al. Germline DNArepair gene mutations and outcomes in men with metastatic castration-resistant prostate cancer receiving first-line abiraterone and enzalutamide. Eur Urol. 2018;74(2):218–25. DOI: 10.1016/j.eururo.2018.01.035

18. Mateo J., Carreira S., Sandhu S., Miranda S., Mossop H., Perez-Lopez R., et al. DNA-repair defects and olaparib in metastatic prostate cancer. New Engl J Med. 2015;373(18):1697–708. DOI: 10.1056/NEJMoa1506859

19. Abeshouse A., Ahn J., Akbani R. Molecular taxonomy of primary prostate cancer. Cell. 2015;163(4):1011–25. DOI: 10.1038/s41598-017-00872-8

20. Pritchard C.C., Mateo J., Walsh M.F., Sarkar N., Abida W., Beltran H., et al. Inherited DNA-repair gene mutations in men with metastatic prostate cancer. New Engl J Med. 2016;375(5):443–53. DOI: 10.1056/NEJMoa1603144

21. Leongamornlert D., Mahmud N., Tymrakiewicz M., Saunders E., Dadaev T., Castroet E., et al. Germline BRCA1 mutations increase prostate cancer risk. Br J Cancer. 2012;106:1697–701. DOI:10.1038/bjc.2012.146

22. Cybulski C., Wokolorczyk D., Kluzniak W., Jakubowska A., Górski B., Gronwald J., et al. An inherited NBN mutation is associated with poor prognosis prostate cancer. Br J Cancer. 2013;108:461–8. DOI: 10.1038/bjc.2012.486

23. Lazzeri M., Lughezzani G. Inherited DNA-repair gene mutations in men with metastatic prostate cancer. Eur Urol. 2016;70(4):703–4. DOI: 10.1016/j.eururo.2016.07.039

24. Mersch J., Jackson M.A., Park M., Nebgen D., Peterson S., Singletary C., et al. Cancers associated with BRCA1 and BRCA2 mutations other than breast and ovarian. Cancer 2015;121:269–75. DOI: 10.1002/cncr.29041

25. Mayor S. Third of men with treatment resistant prostate cancer respond to drug that targets gene defect, study finds. BMJ. 2015;351:5783. DOI: 10.1136/bmj.h5783

26. Moran A., O’Hara C., Khan S., Shack L., Woodward E., Maher E.R., et al. Risk of cancer other than breast or ovarian in individuals with BRCA1 and BRCA2 mutations. Fam Cancer 2012;11:235–42. DOI: 10.1007/s10689-011-9506-2

27. Mullane S.A., Van Allen E.M. Precision medicine for advanced prostate cancer. Curr Opin Urol. 2016;26(3):231–9. DOI: 10.1097/MOU.0000000000000278

28. Nombela P., Lozano R., Aytes A., Mateo J., Olmos D., Castro E., et al. BRCA2 and other DDR genes in prostate cancer. Cancers (Basel). 2019;11(3):352. DOI: 10.3390/cancers11030352

29. Castro E., Goh C., Leongamornlert D., Saunders E., Tymrakiewicz M., Dadaev T., et al. Effect of BRCA mutations on metastatic relapse and cause-specific survival after radical treatment for localised prostate cancer. Eur Urol. 2015;68(2):186–93. DOI: 10.1016/j.eururo.2014.10.022

30. Roy R., Chun J., Powell S.N. BRCA1 and BRCA2: different roles in a common pathway of genome protection. Nat Rev Cancer. 2011;12 (1):68–78. DOI: 10.1038/nrc3181

31. Zafeiriou Z., Bianchini D., Chandler R., Rescigno P., Yuan W., Carreiraet S., et al. Genomic analysis of three metastatic prostate cancer patients with exceptional responses to carboplatin indicating different types of DNA repair deficiency. Eur Urol. 2019.75(1):184–92. DOI: 10.1016/j.eururo.2018.09.048

32. Annala M., Struss W.J., Warner E.W., Beja K., Vandekerkhove G., Wong A., et al. Treatment outcomes and tumor loss of heterozygosity in germline DNA repair-deficient prostate cancer. Eur Urol. 2017;72(1):34–42. DOI: 10.1016/j.eururo.2017.02.023

33. Young G.J., Harrison S., Turner E.L., Walsh E., Oliver S., Ben- Shlomoet Y., et al. Prostate-specific antigen (PSA) testing of men in UK general practice: a 10-year longitudinal cohort study. BMJ Open. 2017;7:e017729. DOI: 10.1136/bmjopen-2017-017729

34. Fachal L., Gomez-Caamano A., Celeiro-Munoz C., Peleteiro P., Blanco A., Carballo A., et al. BRCA1 mutations do not increase prostate cancer risk: results from a metaanalysis including new data. Prostate. 2011;71:1768–79. DOI: 10.1002/pros.21394

35. Laitman Y., Boker K.L., Liphsitz I., Weissglas-Volkov D., Litz-Philipsborn S., Schayek H., et al. Cancer risks in Jewish male BRCA1 and BRCA2 mutation carriers. Breast Cancer Res Treat. 2015;150:631–5. DOI: 10.1007/s10549-015-3340-4

36. Loeb L.A. Human cancers express a mutator phenotype: hypothesis, origin, and consequences. Cancer Res. 2016;76(8):2057–9. DOI: 10.1158/0008-5472.CAN-16-0794

37. Giri V.N., Knudsen K.E., Kelly W.K., Cheng H., Cooney K., Cookson M., et al. Implementation of germline testing for prostate cancer: Philadelphia prostate cancer consensus conference 2019. J Clin Oncol. 2020;38(24):2798–811. DOI: 10.1200/JCO.20.00046

38. Carroll P.R., Parsons J.K., Andriole G., Bahnson R.R., Castle E.P., Catalona W.J., et al. NCCN Guidelines Insights: prostate cancer early detection, version 2.2016. J Natl Compr Canc Netw. 2016;14(5):509–19. DOI: 10.6004/jnccn.2016.0060

39. Smith M.R., Sandhu S.K., Kelly W.K., Scher H.I., Efstathiou E., Lara P.N., et al. LBA50 — Pre-specified interim analysis of GALAHAD: a phase II study of niraparib in patients (pts) with metastatic castration- resistant prostate cancer (mCRPC) and biallelic DNA-repair gene defects (DRD). Ann Oncol. 2019;30(5):884–5. DOI: 10.1158/1078-0432.ccr-20-0394

40. Parker C., Castro E., Fizazi K., Heidenreich A., Ost P., Procopio G., et al. On behalf of the ESMO guidelines commitee, prostate cancer: ESMO clinical practice guidelines for diagnosis, treatment and follow-up. Ann Oncol. 2020;31(9):1119–34. DOI: 10.1016/j.annonc.2020.06.011

41. Bancroft E.K., Page E.C., Castro E., Lilja H., Vickerset A., Sjoberg D., et al. Targeted prostate cancer screening in BRCA1 and BRCA2 mutation carriers: results from the initial screening round of the IMPACT study. Eur Urol. 2014;66(3):489–99. DOI: 10.1016/j.eururo.2014.01.003

42. Draisma G., Boer R., Otto S.J., van der Cruijsen I.W., Damhuis R.A., Schröder F.H., et al. Lead times and overdetection due to prostatespecific antigen screening: estimates from the European Randomized Study of Screening for Prostate Cancer. J Natl Cancer Inst. 2003;95(12):868–78. DOI: 10.1093/jnci/95.12.868

43. Lecarpentier J., Silvestri V., Kuchenbaecker K.B., Barrowdale D., Dennis J., McGuffog L., et al. Prediction of breast and prostate cancer risks in male BRCA1 and BRCA2 mutation carriers using polygenic risk scores. J Clin Oncol. 2017;35:2240–50. DOI: 10.1200/JCO.2016.69.4935

44. Mohler J.L., Antonarakis E.S., Armstrong A.J., D’Amico A.V., Davis B.J., Dorff T., et al. Prostate Cancer, Version 2.2019, NCCN Clinical Practice Guidelines in Oncology. J Natl Compr Canc Netw. 2019;17(5):479–505. DOI: 10.6004/jnccn.2019.0023

45. Giri V.N., Hegarty S.E., Hyatt C., O’Leary E., Garcia J., Knudsen K.E., et al. Germline genetic testing for inherited prostate cancer in practice: Implications for genetic testing, precision therapy, and cascade testing. Prostate. 2019;79(4):333–9. DOI: 10.1002/pros.23739

46. Abida W., Campbell D., Patnaik A. 846PDPreliminary results from the TRITON2 study of rucaparib in patients (pts) with DNA damage repair (DDR)-deficient metastatic castration- resistant prostate cancer (mCRPC): updated analyses. Ann Oncol. 2019;30(5):327–8. DOI: 10.1093/annonc/mdz248.003

47. Schumacher F.R., Al Olama A.A., Berndt S.I., Benlloch S., Ahmed M., Saunders E., et al. Association analyses of more than 140,000 men identify 63 new prostate cancer susceptibility loci. Nat Genet. 2018;50:928–36. DOI: 10.1038/s41588-018-0142-8

48. Hugosson J., Roobol M.J., Månsson M., Tammela T., Zappa M., Nelen V., et al. A 16-yr follow-up of the European Randomized Study of Screening for Prostate Cancer. Eur Urol. 2019;76:43–51. DOI: 10.1016/j.eururo.2019.02.009


Об авторах

М. В. Логинова
Республиканский клинический онкологический диспансер; Башкирский государственный медицинский университет
Россия

Логинова Мария Владиславовна — онкологическое отделение противоопухолевой лекарственной терапии, кафедра урологии с курсом ИДПО, +7 (937) 166-14-08

Россия, Республика Башкортостан, Уфа

 



В. Н. Павлов
Башкирский государственный медицинский университет
Россия

Павлов Валентин Николаевич — д.м.н., профессор, член-корр. РАН, кафедра урологии с курсом ИДПО

Россия, Республика Башкортостан, Уфа



И. Р. Гилязова
Институт биохимии и генетики Уфимского федерального исследовательского центра РАН
Россия

Гилязова Ирина Ришатовна — к.б.н., кафедра медицинской генетики и фундаментальной медицины, лаборатория молекулярной генетики человека

Россия, Республика Башкортостан, Уфа



Для цитирования:


Логинова М.В., Павлов В.Н., Гилязова И.Р. Прогностическое значение мутаций в генах BRCA1 и BRCA2 при раке предстательной железы (обзор литературы). Креативная хирургия и онкология. 2021;11(2):183-187. https://doi.org/10.24060/2076-3093-2021-11-2-183-187

For citation:


Loginova M.V., Pavlov V.N., Gilyazova I.R. Prognostic Value of BRCA1 and BRCA2 Gene Mutations in Prostate Cancer: a Literature Review. Creative surgery and oncology. 2021;11(2):183-187. (In Russ.) https://doi.org/10.24060/2076-3093-2021-11-2-183-187

Просмотров: 58


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 2307-0501 (Print)
ISSN 2076-3093 (Online)